Вторник, 14.08.2018, 11:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Апостол Фома

Христианское предание сообщает, что один из двенадцати апостолов Иуда по прозвищу Фома (греч., от евр. to’am, «двойной», «близнец», в греч. переводе Дидим, Δίδυ ο ) отправился проповедовать в Индию. 
Фомы не было с учениками, когда к ним пришел после воскрешения Иисус (Иоан. 20, 24), и он отказался поверить в это чудо, пока не увидит ран от гвоздей и не вложит в них перста. Так имя «неверного» (т. е. «неверующего») Фомы стало нарицательным. Спустя несколько дней Христос вновь пришел к ученикам и предложил Фоме прикоснуться к своим ранам (20, 27), укоряя: «ты поверил, потому что увидел меня, блаженны не видевшие и уверовавшие» (20, 29). Гностическая традиция (в которой он был особенно почитаем), обыгрывая образ Фомы как «близнеца» Иисуса, представляет Фому единственным апостолом, удостоившимся откровения о тайном смысле учения Христа («Евангелие от Фомы», «Книга Фомы Атлета»). 
Наряду с другими гностическими апокрифами интересны сирийские «Деяния Иуды Фомы» (ранее 220 г. н. э.). Они рассказывают, что в Иерусалиме апостолы бросили жребий, куда им идти с проповедью Евангелия. В Индию выпало идти Фоме, но он заявил: «Как я, будучи евреем, пойду к индусам провозглашать истину?». Тогда Фоме в видении явился Иисус и сказал: «Не бойся, Фома, ступай в Индию и объяви слово Божье, благословение мое будет с тобой». Но Фома снова отказался. 
Ранее индийский царь Гондофар послал купца Аббана (сирийск. Хаббан) купить и привезти в Индию раба-плотника. Иисус увидел Аббана на базаре, подошел к нему и продал Фому в рабство, чтобы его ученик стал проповедником. Затем они с Аббаном приплыли в Индию. Там Фома представил Гондофару чертежи прекрасного дворца (поэтому атрибутом апостола в христианской символике стал угольник). Царь наградил его, оставил надзирать за строительством и отбыл. Фома же раздал сокровище нищим и стал проповедовать. Узнав об этом, Гондофар заключил его в темницу. 
Но умерший брат царя Гад на четвертый день воскрес и рассказал, что ангелы отнесли его в рай, явив великолепный храм из золота, серебра и самоцветов, который Фома воздвиг на небе для оказавшегося недостойным этого царя. Ангелы сказали, что Гад будет владеть им, возместив брату деньги, которые тот считает растраченными. Раскаявшись, царь попросил прощения у Фомы, который предложил ему уверовать в Христа и креститься. 
Затем Фома путешествовал по северо-западу Индии, проповедуя и переживая приключения. Он навлек на себя гонение, обратив жену местного царя, побудив ее избегать ложа супруга. Фому пытали, но он остался невредим. Царь пытался принудить его к идолопоклонству, но Фома приказал бесу покинуть кумир и сокрушить его. Увидев разбившегося кумира, верховный жрец пронзил Фому мечом. Христиане с почестями погребли тело. 
В герое «Деяний Иуды Фомы» мало узнаваем апостол. Первоначальная (сирийская и греческая) версия деяний рисует Фому скорее как чародея и волшебника, чем миссионера, и сражается он скорее с институтом брака, а не с языческими верованиями. Образ Фомы как миссионера развился в более позднее время. К характерным особенностям «Деяний» относятся: 1) стремление представить Иуду Фому двойником или даже воплощением Христа; 2) выраженные энкратистские представления и прославление бедности.
Исторически установлено, что в I в. н. э. торговля между Римской империей и Востоком (где ведущую роль играли египетские и сирийские купцы) стала бурно развиваться по трем путям. Первый, караванный, путь проходил через Месопотамию, Персию и Афганистан к Пешавару, одному из главных городов Гандхары, охватывал Северо-Западную Индию, доходя до реки Инд и пересекая его. Два других пути были морскими. Один начинался в Александрии, шел вдоль побережья Аравии и достигал Индии в Андраполисе (Индрапатнам, ныне Курахи). Второй брал начало в Бостре, пересекал Персидский залив и тоже завершался в Андраполисе. Иуда Фома, видимо, прибыл в Индию вторым морским путем. 
«Деяниям Иуды Фомы апостола» предшествовала традиция, в том числе и письменно зафиксированная, и ряд авторов последующего времени черпал информацию из нее, а не только из «Деяний». Подтвердить раннюю христианскую проповедь в Индии можно на основании 3-х групп мнений, сохранившихся у христианских авторов-историков. 
Первая группа авторов считает Фому апостолом Парфии (и Персии). Это мнение, восходящее к «Толкованию на книгу Бытия» Оригена (III в.), через Евсевия Кесарийского (Церк. история. III, 1) перешло к Сократу Схоластику (Церк. история. I, 19; IV, 18), Иерониму Стридонскому (Об апостол. жизни, 5), Руфину из Аквилеи (Церк. история. I, 16; III, 5) и Ефрему Сирин из Нисибина (Expl. ev. Concordia). У Климента Александрийского (скорее у Псевдо-Климента) оно предстает в расширенном виде: Фома - апостол Парфии, Мидии и Персии (Recogn. IX, 29). Сюда относится и легенда, сообщенная Иоанном Златоустом: Фома посетил страну волхвов, крестил их и сделал их столпами веры (если под волхвами понимать зороастрийских жрецов, это также указание на деятельность в Парфии). 

Вторая группа полагает, что Фома евангелизировал Индию. Подобное мнение изложено Ефремом Сириным («Учение апостолов»), Григорием Назианзином, Амвросием Медиоланским, Иеронимом Стридонским, Павлом Ноланским, Григорием Великим и мн. др. Оно имеет в своей основе традицию «Деяний Фомы» и его упрочение датируется не ранее середины IV в. 
Третья группа соединила предыдущие, полагая, что Фома проповедовал в Месопотамии, Парфии-Персии, а затем достиг Индии. В тексте, приписываемом Ипполиту («О двенадцати апостолах», примерно IV в.), говорится: «Фома же по четвертому жребию должен был благовестие возгласить парфянам, мидийцам, персам, гирканцам, бактрийцам и маргианцам. В индийском городе Каламен он умер и был погребен». Почти то же излагают «Церковные истории» Дорофея Бейрутского (Псевдо-Дорофея, VI в.) и Бар Эбрея (XIII в.), «Римский мартиролог» (под 21 декабря). Почти буквально воспроизвел эти данные Исидор Севильский (De ortu et obitu patrum, 74, 132): Фома проповедовал у парфян и мидийцев, до восточных пределов. Он мученически погиб, пронзенный копьем в городе Каламина, в Индии. Там он и похоронен. В более поздней несторианской традиции (в частности, у мар Соломона, митрополита Басры) говорится, что Фома распространял христианство у парфян, мидийцев и индийцев. Индийский царь убил его, пронзив копьем за то, что он окрестил его дочь. Кажется, якобитская традиция следовала несторианам. В несторианской «Хронике Сеерта» о Фоме, проповедовавшем в Индии, говорится даже как об ученике Мани.
Изображение пути в Индию и географическая ситуация в «Деяниях Фомы» литературно условны. В повествовании почти нет описания мест действия - городов и стран, куда совершается путешествие, не названы  столицы царств Гондофара и Маздая. В повествовательных частях «Деяний Фомы» встречаются топонимы Индия (или страна индийцев), Сандарук, которому в греческой версии соответствует Андраполис. 
Термин Индия в греко-римской и византийской литературе II - V вв. был неопределенным, обозначая разные регионы около Красного моря, от Эфиопии и до Индии. Но большое количество иранских имен, в том числе Гондофар, показывают, что автор «Деяний» впечатления об Индии вынес с ее северо-запада, пограничного с Парфянским государством. Поэтому, даже при условности описания, автор имел в виду путь в Индию из порта Персидского залива или города по рекам Тигр и Евфрат, с ним связанных. 
Таким известным бурной торговой деятельностью городом был Батнан, соединявший караванной дорогой Антиохию и Эдессу, а затем, из-за расположения возле Евфрата, связанный и с Персидским заливом. Ежегодные сентябрьские торговые ярмарки привлекали в Батнан много людей и товаров, доставлявшихся сушей и морем «индами», «серами» (т. е. китайцами) и иными народами. Другим важным торговым центром была Бостра. 
Реальна историко-географическая черта «Деяний» - описание муссонов: «И они поплыли, потому что установился ветер, и они плыли вдоль берега медленно». Закон муссонного ветра описал в I в. н. э. греческий мореплаватель Гиппал, уловивший закономерность, по которой сильный юго-западный ветер с мая по сентябрь ускорял каботажное плавание вдоль берегов Аравийского моря с юго-запада на северо-восток, к Индии. 
Стало известно, что если отплыть в нужное время от Восточной Африки, даже без специальных навигационных приборов, то ветер пригонит судно к западному берегу Индии. В другое время года ветры так же доставят  судно из Индии в Африку. Этим открытием стали широко пользоваться арабские купцы. Узнали о нем и греки и другие подданные Римской империи. В портах юга Индии стали появляться яваны (название греков, римлян, египтян и др. у индийцев), ведшие широкую торговлю. 
Если признать, что плавание, совершаемое в «Деяниях» купцом и Иудой Фомой, началось в гавани Персидского залива, то единственный в тексте пункт их остановки - Андраполис-Сандарук может находиться на побережье Персидского залива, а не в Индии. Так можно сопоставить топоним из «Деяний» Сандарук с названием Сандарун из сирийского романа о Юлиане Отступнике, чье действие разворачивается в Месопотамии. Наименования различаются последней буквой «нун» вместо «каф», но именно они в конечных формах сирийского письма эстрангело могли путаться из-за сходства. 
Из «Деяний Фомы» следуют заключения, соответствующие др. христианским текстам: 1) миссионерство шло путями, приготовленными к его усвоению иудейской колонизацией (Иуда Фома едет с купцом-евреем, успеху его первой проповеди способствует флейтистка-еврейка); 2) христианская проповедь, как и позднее, велась в странах, находившихся в экономических отношениях с Римской империей, и шла параллельно торговле. 
Предполагают, что в северо-западной Индии в I в. была еврейская община, которая могла привлечь внимание первых христианских миссионеров. 
По преданию, еще в III в. римский император Александр Север (232 - 235) приказал перенести мощи Фомы в ставшую центром почитания апостола Эдессу (сирийск. Урфа на территории современной Турции). И «Деяния Иуды Фомы» были созданы, чтобы обосновать и укрепить в Эдессе культ одного из 12 апостолов, принудительно учрежденный Севером, в  попытке идеологически подчинить пограничное государство Осроена. Культ Фомы составил конкуренцию с ранее признанным в Эдессе культом одного из 72 апостолов Фаддея из более древней местной традиции. 
Одна из древнейших частей «Деяний Фомы» - стихотворная «Песнь о жемчужине» (т. е. душе) - наполнена восточно-парфянскими реминисценциями. Аллегорически в ней говорится о путешествии души за частицей божественного света, заключенного в темноту. При этом в реальности парфянский царевич путешествует из Парфии от Гирканских высот. Его царство отождествляется со страной Света, он пройти должен сквозь «промежуточное царство» (Вавилонию), достигнув царства Тьмы (Египта). Ему дают с собой в дорогу «злато от страны Гелер, и серебро великого Гандзака, и халцедоны земли индицской и перлы дома Кушанов…». 
Политически Осроена зависела от Рима, но культурно принадлежала миру Востока. Не случайно ряд источников называл Эдессу «парфянской». Поэтому Иуда Фома, как апостол Парфии, занял почетное место в церковной истории города. В 380-х гг. галльская паломница Этерия видела здесь церковь и мартирий Фомы (Eteria Itin. 18 - 19). «Эдесская хроника» под 394 г. сообщает о перевозе ларца с мощами Фомы в «его большой храм, в дни епископа мар Кира». Илия бар Шинайя (ок. 975 - 1008) в «Хронографии» утверждает приоритет Фомы в распространении христианства на Востоке. При встрече великого периодевта несторианской церкви Раббан Саумы с римскими кардиналами (конец XIII в.) он сказал, что из апостолов «Map Фома, мар Аддай и мар Мари проповедовали в нашей стране». Такой порядок  перечисления отражает последовательность несторианской церковной традиции. 
Видимо, в христианских кругах Эдессы приобрели законченную литературную форму «Деяния Иуды Фомы апостола», ранее циркулировавшее устно или в примитивной форме. Вероятно, редактором окончательной версии был Вардесан или человек его окружения (начало III в.). Самого Вардесана уроженец Палестины Иулий Африкан называл парфянином (Африкан. Кесты. I, 20). Причем, Вардесан интересовался Индией, а по Порфирию у него было и сочинение о ней. В книге «О судьбе» Вардесан прямо говорит о христианах в Индии. Вардесан различал индийцев и кушан (для него - бактрийцы). Но это разделение есть и в «Песне о жемчужине». Эти произведения противостоят остальной традиции, где кушан отождествляют с Индией. 
Согласуются с гипотезой о редактировании «Деяний» в школе Вардесана и характерный для ранней церкви (особенно для иудео-христиан и гностиков) энкратизм, позднее присущий манихеям. Во взглядах Вардесана был силен гностицизм. Большое место в «Деяниях» занимают поэтические разделы. Но именно Вардесан был создателем сирийской поэзии. 
Кроме «Деяний» подробности проповеди Фомы почти не сохранились. Исторический же «великий царь царей» Гондофар I основал династию Пахлавов (индо-парфян) со столицей в Таксиле в составе Гандхары, Арахосии и Сакастены на границе современных Афганистана и Пакистана в 20 - 46 гг. Об этом говорят парфянские и индийские монеты и надпись в Тахти-Бахи. 
Гондофар, видимо, был в родстве с Аршакидами, происходя из династов парфянской Сакастены, подчинивших Арахосию и Гандхару, потеснив индо-саков. Гондофар, похоже, даже хотел вмешаться в события в  Парфии, претендуя если не на престол, то на часть владений Аршакидов. Имя царя, к которому отправился Фома, в сирийской версии Gundaphar (Gudnnaphar), в латинской - Gundaforus (Gundoforus), а в греческой - Γουνδ ψορο (Γουνθι φορο ). Ha монетах Гондофар назван ΥΝΔΟΦΕΡΡ и Gudaphana (что может указывать на восточноиранский диалект с переходом -rn- в -(n)n-). 
При Гондофаре I Индо-парфянское царство существовало в максимальных размерах, охватывая Сакастену (Систан), Арахосию (Дрангиану), Паропамисады, Гандхару, средний Инд (Западный и Восточный Пенджаб) и даже, видимо, Арею (область Герата). Ни один из его преемников не управлял такой территорией. Личность и царствование Гондофара произвели сильное впечатление на современников и надолго остались в эпической памяти народов иранского Востока. Именно с этим царем традиция (Ориген, Иероним, Псевдо-Дорофей, Григорий Назианзин, Григорий Великий и др.) связывает путешествие апостола Фомы в 29 г. в Парфию или Индию. 
Подтверждает политическую власть парфян в области Таксилы и рассказ Флавия Филострата (Жизнеопис. Аполлония Тианского, нач. III в.) о путешествии Аполлония из Тианы (жил в 4 - 97 гг.) через парфянские пределы в Индию для бесед с ее мудрецами. После встречи в Вавилоне весной 42 г. с царем Варданом (39 - 47 гг.) Аполлоний отправился сухопутным путем на Восток, в Индию. В Таксиле в 42 г. он встретился с царем Фраотом (Жизнеопис. Аполлония… II, 26). Здесь (по Э. Херцфельду) как имя царя (Φρ τη ) использован титул Гондофара - «непобедимый» (apratihata). Привлекают внимание и особые отношения царя Парфии и правителя Индии: «наместник районов у Инда» не подчиняется Вардану, но  благодаря его письму с просьбой об оказании помощи и гостеприимства он окружил Аполлония «великим почетом» (Жизнеопис. Аполлония… II, 17). 
При этом описание Филостратом Таксилы достаточно точно, что важно, поскольку текстом Филострата пользовался автор «Деяний Иуды Фомы» (близкие смысловые, языковые и фактологические параллели). 
Братом Гондофара из предания об апостоле Фоме (Гадом) мог быть брат Гондофара, отец реального правителя Гандхары Абдагаса. В Арахосии, Сакастене и, возможно, Арее в это время правил сын Гондофара Пакор. 
В любом случае, отождествление исторического Гондофара и царя из «Деяний Иуды Фомы» усиливает ценность информации 3-й версии традиции о путешествии апостола Фомы, поскольку и здесь первые две версии объединены: парфянский царь (1-я версия) владеет частью Индии (2-я версия). 
Фактически же о христианстве северной Индии нам ничего не известно. Однако на Первом Вселенском соборе (Никейском, 325) присутствовал Иоанн Персиянин. Постановления Собора он подписал именем: «Иоанн Персиянин, иерарх всех церквей Персии и Великой Индии». Это свидетельствует о существовании там христианской Церкви. Кроме того, по Фотию, Филосторгий сообщал, что император Констанций (ок. 340) пытался привлечь к арианству южные церкви, в том числе и индийскую, отправив туда арианина Феофила Инда, родом с острова Диб (Тапробана, совр. Шри-Ланка). Около 350-х гг., вернувшись из Аравии в Индию, Феофил Индиец взялся исправлять некоторые неверно, по его мнению,  сложившиеся там обычаи. По Филосторгию, Феофил «посещал различные части Индии, проводя там различные исправления, ибо местные христиане слушали Евангелие сидя, и пр.». 
Сведения о пребывании Иуды Фомы в Индии совпадают с интересом христианских писателей к ранней Индии, ее жизни и учениям «индийских мудрецов». Известно, что существовала почти полностью утерянная сирийская литература об Индии, следы которой сохранились по-гречески (у Вардесана).
Общий свод античной письменной традиции достаточно внушителен. Однако основное внимание в ней обращено к загадочности Индии и ее философской мысли. Также велика по объему конкретно-географическая информация. В целом, это свидетельствует о хорошем знакомстве античной цивилизации с индийскими реалиями, фактическом включении Индии в известную древнему миру ойкумену, о постоянном многочисленном присутствии подданных Римской империи в Южной Азии. Но детальных исторических сообщений, сведений, фактов этот свод дает очень мало. Такой подход характеризует и христианских авторов. Это относится и к миссионерской деятельности христиан в этом регионе. 
По общепризнанной церковной традиции, Фома впервые принес в Индию христианство в 52 г., а убит был в 72 г. н. э. Но сирийские христиане Малабара в Индии утверждают, что святой был основателем именно их церкви. 
Таким образом, на основании имеющихся фактов сделать однозначный вывод о пребывании апостола Фомы в Индии сделать не возможно.  

- Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика