Воскресенье, 23.07.2017, 23:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Артикуляционная моторика в раннем дошкольном возрасте

Вопрос формирования ритма движений и речи у ребенка давно привлекает внимание ученых. Согласно многочисленным исследованиям моторного и речевого онтогенеза, эти две функции с самого рождения развиваются синхронно.

В последние годы стало очевидно, что ритм имеет прямое отношение к развитию организма в целом с самого начала его зарождения. Все функции внутриутробно развивающегося организма подчиняются определенному ритму. Уже в плацентарных тканях, окружающих зародыш, обнаружены циркадианные, т. е. околосуточные, ритмы, есть они и в самом зародыше, благодаря чему плод может активно вести себя в процессе родов.

В первые минуты появления на свет, в противоположность моторной активности в процессе родов, новорожденный находится в особом состоянии, в так называемом «наркозе новорожденных», и только восстановление ритмической активности мозга дает возможность сохранить ему жизнь. Регулярная ритмическая активность мозга позволяет ребенку сделать первый вдох и осуществить крик. Вслед за этим начинается становление ритмических процессов, обеспечивающих дальнейшее сохранение и развитие витальных функций: сон- бодрствование, сосание, выделение, систематичные координированные ритмы сердечнососудистой и дыхательной систем и т. д.

Стабильный ритм обыденной жизни, который создается ближайшим окружением ребенка, играет, по мнению Е. Р. Баенской, значительную роль для «ритмической организации очень важных для младенца ощущений (прежде всего, вестибулярных, оральных, тактильных)» и т. д.

По мере развития двигательной системы и поведенческих реакций у младенца начинает разворачиваться онтогенез речевой функции на базе врожденных речевых предпосылок, таких как крик, гуление и первые этапы лепета.

Доречевой период развития начинается с крика. Крик новорожденного постепенно начинает приобретать сигнальное значение определенного функционального состояния (беспокойства, протеста, требования присутствия и проч.) в виде изменений частоты основного тона и интенсивности звучания голоса. К 2-м месяцам жизни ребенок начинает выделять из окружающего шума речевые звуки, у него появляется поворот головы в сторону источника их звучания. Все эти реакции символизируют о начале формирования функции общения.

В процессе общения между матерью и младенцем, начиная с самых ранних этапов его жизни, Е. Е. Ляксо, P. K. Kuhl & A. N.Meltzoff , Y. Y.Shumura и др. экспериментально обнаруживается сходство акустических, а значит ритмических, характеристик их голосов.

Воспроизводимый матерью музыкальный ритм колыбельных, потешек, прибауток, благодаря своей простой и повторяющейся структуре, положительно влияет на эмоциональное состояние ребенка и создает основу для дальнейшего развития понимания и освоения родного языка. Установлен факт, что просодические компоненты материнской речи характеризуют плач младенцев разных национальностей уже в возрасте 2-5 дней жизни, что свидетельствует о восприятии формирующимся мозгом новорожденного мелодического, т. е. ритмического компонента языка, на котором говорит мать.

Наряду с появлением рефлекса удержания головы в вертикальном положении, у младенца появляются звуки гуления. Эти ранние младенческие вокализации являются генетически заложенными базовыми механизмами речи, выражающимися в виде ритмически согласованных сокращений изолированных групп мышц дыхательного, голосового и артикуляционного аппарата, что обеспечивает фонацию. Многочисленные наблюдения и исследования свидетельствуют о том, что врожденный характер гуления проявляется также в том, что до определенного возраста (2-3 месяцев) оно имеется и у детей, глухих от рождения, а следовательно, не имеющих сенсорного (слухового) восприятия речи. В это же время отчетливо видны эхолалические и эхопраксические реакции при общении младенца с взрослым. А. В. Беляков, Л. И. Белякова указывают, что данные феномены демонстрируют возможность стимуляции развития речевых движений и слухового сосредоточения на речи общающегося с ним человека и способность ребенка реагировать на речь окружающих этой системой врожденных рефлексов.

При нормальном развитии речи у детей ведущим фактором в ее усвоении являются именно акустические характеристики системы гласных звуков, что представлено в работах В. И. Бельтюкова и др. исследователей.

Можно думать, что ранние младенческие вокализации, эхолалия, эхопраксия связаны с наличием в центральных нервных механизмах так называемых «зеркальных нейронов» и пейсмекера (или ритмоводителя), столь бурно обсуждаемых в нейрофизиологической литературе в последние годы.

Зеркальные нейроны, или «зеркальные системы», впервые обнаружены итальянскими учеными M. A. Arbib и G. Rizzolatti в середине 90-х годов прошлого века. Позднее их наличие подтверждается методами прямой визуализации мозга у человека. Есть основание полагать, что с активностью «зеркальных нейронов» связано усложнение врожденных речевых механизмов при наличии таких специфических стимулов, как человеческая речь в окружении ребенка.

Регулярное повторение вокализаций при общении младенца со взрослым способствует вовлечению особой речевой активности ребенка в ритмический процесс «говорения» взрослого человека.

К 6-ти месяцам малыш начинает сидеть, ритмично прыгает при поддержке взрослого, взмахивая при этом руками и сопровождая эти движения ритмически повторяемыми звуками. Важно отметить их взаимовлияние: ритм движений ускоряет ритм произнесения гласноподобных звуков, а позже фонем, и наоборот. Эти реакции являются началом дальнейшего развития повторных движений, свойственных ребенку второго полугодия первого года жизни.

С каждым днем жизни младенца эпизоды гуления становятся более продолжительными, приобретают большую дифференцированность и ритмичность. Постепенно репертуар звуков обогащается, и к 5-6 месяцам жизни у младенца появляются слоговые комбинации - лепет. При достаточном общении со взрослым на ранних этапах лепета ребенком сначала воспроизводятся слогоподобные элементы в ритме повторности (например, «ба-ба-ба»). «В лепете происходит слоговая гимнастика, ребенок упражняется в произнесении слогов независимо от их знакового состава»,- пишет Н. И. Жинкин. Появление слога является качественным изменением, свидетельствующим о возможности структурирования ребенком звукового потока. С этого времени артикуляции ребенка начинают приобретать некоторую упорядоченность.

Постепенно созревают компоненты, которые обеспечивают разные стороны речи. К ним относятся усложняющиеся по мере развития ребенка голосовые характеристики, фонационное дыхание, речеязыковые единицы.

В 8-10 месяцев одновременно с развитием общих движений в виде возможности стоять, делать шаги, держась за опору, начинает развиваться манипулятивная деятельность рук. Манипуляции с предметами ребенок осуществляет повторно и ритмично (похлопывание по игрушке, стучание предметом о предмет и т. п.), причем их длительность постепенно увеличивается.

Особые изменения возникают и в речевом развитии. Согласно С. Н. Цейтлин, в этот период ребенок воспроизводит лепетные псевдослова, по форме приближающиеся к звуковому составу родного языка. Замечено, что акцентирование русским ребенком осуществляется на первом элементе, что соответствует хорею (например, «бá-ба»). Поздние этапы лепета характеризуются ритмизацией типа пения, «баюкания» себя перед засыпанием, причем ритмические звукосочетания «а-а-а» можно слышать и у детей, которых не укачивают, что указывает на врожденный характер ритма лепета. Т. Н. Ушакова обозначает голосовые экспрессии ребенка на этой стадии развития как «младенческий разговор-пение» в игре или при общении со взрослым.

До года начинает интенсивно развиваться импрессивная сторона речи. Сначала понимаются слова, состоящие из ритмически организованных слогов и являющиеся субъективно значимыми для младенца («мáма», «пáпа», «бáба» и т. д.), затем слова, обозначающие яркие или звучащие предметы. Можно думать, что в этот период формирования речеязыковой системы большую роль играет механизм импринтинга, или запечатлевания, что можно также связать с наличием «зеркальных нейронов».

В 6-8-месячном возрасте речеязыковая система начинает усваиваться холистически. Р. В. Тонкова-Ямпольская, L. De Many и др. указывают на то, что в память целостно впечатывается звуковой облик слов, ритмическая организация родного языка, его интонация.

Позднее по мере развития познавательных и моторных функций, ребенок становится способен реализовать ритмическую структуру слова и синтаксис родного языка. Это связано с тем, что восприятие речевого ритма состоит из двух различных сторон нейропсихологического механизма. Одна из них представляет собой целостное восприятие оценки времени в виде общей модели темпа происходящих событий. Другая сторона механизма восприятия речевого ритма связана с анализом последовательности событий и направлена на прогнозирование их дальнейшего развертывания. Оба эти процесса необходимы для развития избирательного восприятия и слухоречевой памяти.

Психические процессы, связанные с осмыслением окружающей действительности, интенсивно развиваются уже в младенческом возрасте.

Годовалый ребенок, не владея связной речью, начинает понимать значение определенных слов и выполняет соответствующие инструкции, лепетными звуками может обозначить сложную ситуацию на этапе автономной речи (например, «ав-ав ... тю-тю» - собаки убежали).

В 12-13 месяцев ребенок делает первые шаги, что по времени нередко совпадает с произнесением первых осмысленных слов, количество которых постепенно нарастает. Как только ребенок начинает произносить слова, их ритмическая структура становится для него главным признаком.

При этом его нимало не заботит, что звуки, которые он произносит, часто не отражают фонетический облик слова («а-па-пет» - велосипед, «а-па- пан» - аэроплан, «бу-боч-ка» - трубочка), При образовании слова огромное значение имеет сила раздражителя, то есть звуковая сила фонем и слогов, из которых составляется слово. Ребенок в первую очередь берет и упрочивает повторением первый, последний или наиболее сильный ударный слог в слышимом слове. В дальнейшем он присоединяет к этому слогу второй по силе раздражитель и уже только после этого вводит в формирующееся слово относительно слабый, ранее опускаемый слог».

Ритмическая структура слова усваивается в том языковом окружении, в котором находится годовалый ребенок. Как известно, минимальной структурной единицей русской речи являются слоги типа «согласный-гласный». Согласно Н. Х. Швачкину, в ходе речевого развития наличие пропусков безударных звуков в слове связано не только и не столько с несовершенством артикуляции звуков, а «с наклонностью ребенка воспринимать речь взрослых в определенной ритмической структуре - в структуре хорея», удельный вес которого постепенно снижается. К 18 месяцам «формируется … ритмическая структура, имеющая как черты, сближающие ее с ритмической структурой организованной речи, так и черты, определяемые ее принадлежностью к доречевому этапу».

Исследования последних лет позволяют говорить о предикторах нарушения ритмической организации речи у детей раннего возраста.

Данные Е. В. Шереметьевой свидетельствуют о том, что отсутствие динамики перехода в словаре ребенка от хореически организованных слов к ямбически организованным, тенденция к уподоблению ямбически организованных слов хореически организованными либо полное отсутствие ямбически организованных слов в собственном словаре ребенка являются показателями недоразвития фонематического восприятия, что может сказаться на дальнейшем освоении ребенком слоговой структуры слова.

Ритмические повторения ребенком сначала вокализаций, а затем и звукосочетаний являются основой для дальнейшего формирования ритмической структуры слова, фразы, текста, или, иными словами, слогового, словесного, синтагменного ритмов. Помимо этих параметров позднее развиваются другие психомоторные и психолингвистические показатели речи, отражающие развитие ее ритмических структур.

В первую очередь, это речевое дыхание и просодия, определяющие плавность речевого высказывания. С возрастом моторный компонент речи приобретает все более четкий знаковый характер и становится знаковой сенсомоторной формой психики.

На протяжении всего дошкольного возраста психомоторика и речь развиваются особенно интенсивно. Вся психомоторика определяет уровень адаптации человека к социуму и окружающему миру в целом. С этим связан интерес как исследователей, так и практиков к данному отрезку жизни, поскольку дошкольный возраст является особым периодом психофизического развития ребенка и его социализации. Согласно взглядам Д. И. Фельдштейна, современное «пространство-время Детства» нуждается в раскрытии особенностей функционирования растущего человека. Эти особенности ребенка изучаются в разных научных направлениях, в том числе это касается их ритмической организации.

- Курсовые работы на заказ

Артикуляционная моторика в раннем дошкольном возрасте
Поиск

Яндекс.Метрика