Воскресенье, 19.11.2017, 19:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Аутсорсинг в сфере военной политики и системы безопасности

Военно-политические, военно-экономические и иные решения принимаются правящей элитой на основе своих субъективных представлений о тех объективных реалиях, которые формируют ВПО в мире и в стране. От качества информации и принятых решений зависит их адекватность и своевременность, масштабы и эффективность используемых национальных ресурсов и в конечном счете безопасность нации и государства. Именно поэтому роль субъективного фактора чрезвычайно высока, а в некоторых случаях становится решающей. Во втором десятилетии XXI века правящей элите России предстоит принять важнейшие решения, от которых будет зависеть не только положение страны в мире, но и само существование нации и государства. Вот почему очень важно, чтобы в военной доктрине страны, как системе официально принятых взглядов на подготовку ВС и ВиВТ, способов их использования в интересах национальной и военной безопасности нашли адекватное отражение существующие международные и российские реалии. Место доктрины в общей логической схеме реализации политики определяется положением правящей элиты по отношению к соответствующим объектам влияния. При этом необходимо понимать, что правящая элита и сама становится объектом влияния. Как видно из рисунка, субъективные представления элиты и принимаемые решения охватывают всю структуру политического процесса - от осознания системы национальных ценностей и национальных интересов и международных реалий, внешних опасностей и военных угроз до осознания и принятия внешних решений в области национальной стратегии - определении политических целей и задач и распределении национальных ресурсов.

Военная безопасность государства - такое состояние нации, общества и государства, которое исключает нанесение неприемлемого ущерба средствами вооруженного насилия. Военная безопасность характеризуется не отсутствием внешних и внутренних угроз, а способностью нации, государства и общества противодействовать эффективному использованию против них военной силы, составная часть национальной и государственной безопасности. Она является производной как от национальной, так и государственной безопасности. Это означает, что рассматривать такое состояние вне этих понятий бессмысленно, как если бы рассматривалось намерение строителей строить верхние этажи без фундамента и нижних этажей.

Таким образом, понятия «национальная» и «военная» безопасность соотносятся как общее и частное. Вместе с тем по отношению к этим понятиям существуют и более общие понятия - «международная» и «региональная» безопасность, которые во многом характеризуют их уровень.

Как национальная, так и военная безопасность обеспечиваются различными средствами, которые можно объединить в следующие группы. Обеспечение национальной безопасности и суверенитета России в современных условиях возможно с помощью самых различных средств - дипломатических, экономических, гуманитарных, др. Причем (и это важно отметить) как в первую очередь государственных, так и негосударственных и международных. Например, если дипломатия является исключительной прерогативой государства, то общественная дипломатия может осуществляться при поддержке государства и самостоятельно. То же самое можно сказать об экономических средствах, где нередко используются частный бизнес, образовательные, научные, культурные и пр. негосударственные средства влияния, среди которых важную роль играют, например, негосударственные СМИ.

Важно подчеркнуть, что в последние годы негосударственные средства влияния стремительно развиваются, превратившись в самостоятельный политический фактор. Вместе с государственными гуманитарными средствами они превратились в мощный политический инструмент, получивший название «мягкой силы». При этом этот инструмент активно используется как самостоятельно, так и в качестве первого этапа враждебных действий, нередко предваряющий собственно военные конфликты и войны.

Иногда говорится о том, что «мягкая сила» не только эффективнее «жесткой», но и вполне ее заменяет. Это не соответствует действительности. Как показывает опыт, граница между двумя силовыми формами очень условна, особенно если речь идет о превращении традиционной «мягкой силы» в этап информационно-подготовительный и киберэтап военных действий. Кроме того, без политико-психологического прикрытия военной силы сама по себе «мягкая сила» резко теряет в эффективности.

Таким образом, среди таких средств по-прежнему важная роль остается за военными средствами. Признание этого очевидного факта, однако, не является до сих пор общепризнанным в российском обществе и элите страны, которые во многом остаются под влиянием оценок, сформировавшихся в 80-е годы ХХ века, когда в правящей элите страны стала модной теория, в соответствии с которой «военная сила потеряла свое значение». Подобная политическая позиция очевидно негативно отразилась на обороноспособности страны. Ситуация стала медленно меняться в последние годы. Можно сказать, что общий политический фон в целом скорректирован в 2010-2013 годах, когда были приняты принципиальные решения в области военной политики, военной доктрины и государственного оборонного заказа (ГОЗ).

Дискуссия в обществе, экспертном сообществе и государственных институтах продолжается. В этой связи необходимо определиться с соотношением понятий «военная доктрина», «национальная», «государственная» и «международная» безопасность, «военное строительство» и другими понятиями. К сожалению, в современной российской науке существует разночтение, а в правящей элите - различное понимание содержания этих понятий. В данной работе предполагается, что: «военная доктрина» - это система официально принятых взглядов на подготовку вооруженных сил (ВС), вооружений и военной техники (ВиВТ) России, ее партнеров и союзников, и их использование в современных и будущих вооруженных конфликтах и войнах, главной целью которой является достижение политических целей с помощью применения или угрозы применения военной силы, а также обеспечения возможности решения задач национальной, государственной и международной безопасности. Военная доктрина, по справедливому мнению некоторых экспертов, представляет собой идейный стержень всей военно-политической деятельности государства (военной политики), как одного из направлений общей политики государства, политических партий, общественных организаций и институтов. Военная доктрина затрагивает интересы всех государственных структур, всего общества и всех граждан. Военная доктрина оказывает решающее влияние на военное строительство как систему мероприятий, в различных сферах (политической, экономической, духовной и др.) жизни нации и собственно военной области, направленных на развитие военной организации государства.

При этом целесообразность и масштаб таких мероприятий определяется как развитием основных международных тенденций, так и особенностями национального развития, прежде всего в социально-экономической и научно-технической областях. Важно, чтобы оценка таких трендов не исходила из ведомственной, либо корпоративной логики, известной социологам как «практическая логика (ученых и научных коллективов) в подавляющем большинстве случаев определялась стремлением обеспечить своим институтам положение господствующей организации». Которая, к сожалению, активно присутствует в общественно-политической и научно-конструкторской жизни России. Кроме того, надо исходить, что если военная доктрина - «идейный стержень» общей политики, то предполагается, что намерения государства объявляются открыто.

В военной доктрине не должно быть каких-либо закрытых разделов, разработка военной доктрины не может производиться определенной группой лиц в отрыве от общественности и военно-научных кругов, а тем более окончательно формулироваться в закрытых документах; - «национальная безопасность» - такое состояние нации, государства общества и личности, которое характеризуется степенью сохранения национальной идентичности, системы национальных ценностей и защиты национальных и государственных интересов. Высокий уровень национальной безопасности обеспечивает максимально благоприятные внешние условия для развития нации, а также гарантирует внутриполитическую стабильность; - «государственная безопасность» - состояние государства и его институтов, которое характеризуется уровнем защиты государственных интересов, суверенитета и институтов управления государством; - «военная сила» - один из инструментов поли- тики, который используется, как правило, после того, как другие политические инструменты по- казали свою неэффективность; - «международная безопасность» - такое состояние, при котором отсутствуют не только войны и военные конфликты, но и явные - военные и иные угрозы для наций, государств и всего человечества.

Военная доктрина современного государства обязана рассматривать не только вопросы, относящиеся к военной политике, военному строительству и военному искусству, но и вопросы, имеющее косвенное, непрямое отношение к военной организации государств и военно-политических коалиций влияющих на эффективность и целесообразность использования военной силы. Современная военная доктрина государства является производной, следствием внутренней и внешней политики государства и не может рассматриваться отдельно вне связи с общей политикой страны, состоянием экономики и общества. Особенно важное значение для военной доктрины имеют национальные научные, образовательные и технологические возможности, определяющие качество национального человеческого капитала (НЧК), выражающееся в том числе в качестве личного состава военнослужащих и в качестве вооружений и военной техники (ВиВТ).

Военно-экономическая безопасность, непосредственно связанную с задачами обеспечения обороноспособности страны, по мнению Гордиенко Д. В., Хохлова А. С., обычно рассматривают как военно-экономическую безопасность. Военно-экономическая безопасность предполагает такое состояние военного сектора экономики, которое гарантирует достаточный уровень военного потребления в период войн и вооруженных конфликтов и обеспечивает в мирное время удовлетворение оборонных потребностей в пределах разумной достаточности. Понятно, что решение этой сложной задачи зависит от уровня и качества состояния национальной экономики в целом. Военно-экономическая безопасность органически включена в систему национальной безопасности. Она неотделима от безопасности экономической. Но особенно она связана с собственно военной безопасностью, составляя с ней единое целое, выступая в качестве её подэлемента.

Экономика, как известно, является материальной основой военной мощи, её важнейшим компонентом. В свою очередь, военный сектор хозяйства (система материально-технического обеспечения ВС РФ) играет роль связующего звена между экономикой и военно-экономическими потребностями государства. Военно-экономическая деятельность обусловлена интересами создания и поддержания военной мощи как инструмента обеспечения военной безопасности страны.

Исходя из этого, следует подчеркнуть, что не может быть обеспечена военная безопасность без создания необходимой экономической базы и обеспечения военно-экономической безопасности государства. Объективной основой для выделения военно-экономической безопасности в качестве элемента (или подэлемента) национальной безопасности служит важная роль военно-экономической деятельности государства в обеспечении его военной безопасности и существовании военного сектора хозяйства со всей его спецификой и закономерностями развития, особым функциональным назначением. Если под военно-экономической системой понимать совокупность организационных структур, деятельность которых направлена на организацию материально-технического обеспечения ВС РФ, то под экономической безопасностью военно-экономической системы понимается такое её состояние, при котором она при наиболее эффективном использовании ограниченных ресурсов, обеспечивает предотвращение, ослабление и защиту от существующих опасностей и угроз внутреннего и внешнего характера или других непредвиденных обстоятельств и гарантированно выполняет задачи по обеспечению военной организации государства согласно функциональному предназначению.

На решение данной задачи определенное внимание оказывает специфика военно-экономической среды. По мнению Викулов С. Ф., Трофимец В. Я она имеет свои особенности:

1. Формирование основной массы военной потребности происходит не на рынке, а через программы вооружения и государственные оборонные заказы. Заказчиком военной продукции является только государство. Реальное программирование создания систем вооружения, выполняющих боевые задачи и оптимальных по военно-экономическому критерию, осуществляется в рамках военной экономики. Нет задач чисто военных, нет задач чисто военно-технических. Они одновременно являются военно-экономическими. И это принципиально важно. При этом важно знать, что в федеральном бюджете России расходы на военную организацию (войска, оборонно-промышленный комплекс и органы военного управления) составляют более 35% и это говорит о необходимости проведения широкомасштабных исследований и анализа эффективности их использования.

2. Экономика военного строительства имеет ряд специфических сфер деятельности, требующих военно-экономического обоснования, к числу которых, в частности, относятся: мобилизационная подготовка государства, органов управления военной организации, а также Вооружённых сил РФ, других войск, военных организаций и органов; создание мобилизационных и государственных резервов; производство и поставки вооружения в условиях функционирования своеобразной системы ценообразования на военную продукцию; войсковая сфера деятельности, в которой при осуществлении мероприятий боевой подготовки происходит реализация материальных ресурсов более 4 млн. наименований, и которая сопровождается своеобразной контрактацией и оценкой эффективности использования продукции военного назначения.

 3. Деятельность военной организации весьма специфична с точки зрения результата деятельности (боевой эффект, боевая готовность, боевой потенциал) и поэтому требует специальных методов оценки военного результата и эффективности использования выделяемых на эти цели ресурсов. Гражданские специалисты не знают этой специфики и в большинстве своём не допущены по режиму секретности к системам оружия и способам ведения боевых действий, которые при планировании требуют военно-экономического обоснования.

4. Оценка военно-экономической эффективности использования ресурсов требует разработки своеобразных методов, методик и моделей, отражающих боевой эффект и экономичность создания такого уровня потенциала войск, который определён боевыми задачами и военной доктриной государства.

5. Сложна и специфична экономическая деятельность собственно войсковых структур, сопровождающаяся экономическими (в том числе договорными) отношениями, сферой услуг (как их получения, так и предоставления), промышленностью (производство и ремонт вооружения) и сельским хозяйством. Специфичность финансового обеспечения войск не позволяет использовать обычную систему банковского обслуживания.

Поэтому в Центральном банке России существует система полевых учреждений, которая координируется специальным департаментом.

6. Весьма специфична экономика воинского труда, в том числе система денежного довольствия военнослужащих и приравненных к ним лиц, требующая военно-экономического анализа и обоснования, поскольку выходит за рамки экономики труда, не полностью подчиняется её законам.

7. Своеобразными являются бюджетная политика, бюджетная классификация и бюджетный процесс в военной сфере. Поэтому данные категории не являются чисто финансовыми, а одновременно, и главным образом, военно-экономическими.

8. Проблема оценки эффективности обеспечения военной безопасности государства весьма специфична. Здесь решается широкий класс военно-экономических задач, начиная от своеобразных задач оптимального целераспределения при использовании боевых средств до военно-экономического обоснования программ вооружения, военной и специальной техники. Это требует развития военно-экономической науки в интересах оптимизации развития программ вооружения и военной техники.

9. Специфичными являются также задачи оценки военно-экономического потенциала государства, сравнительной оценки военных расходов различных государств, обоснования потребности в ассигнованиях на развитие военной организации, оптимизации доли валового внутреннего продукта на оборону и обеспечение безопасности государства, а также её распределения между войсками, воинскими формированиями и органами.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что решение вопросов применения аутсорсинга в военно-экономических системах требует системного подхода, поскольку затрагивает широкий спектр взаимосвязанных факторов, определяющих степень безопасности военной организации, а в более широком смысле - страны.

Если рассматривать влияние экономических процессов на возможность осуществления материально-технического обеспечения военных потребителей с использованием принципов аутсорсинга, можно с уверенностью утверждать, что при стабильном состоянии экономической сферы, как на уровне страны, так и на уровне отдельно взятого региона, по мнению Дюженковой Н. А. проблем в организации обеспечения войск быть не должно. В то же время в условиях рыночной экономики государство не может директивными методами управлять деятельностью всех субъектов хозяйствования и, следовательно, необходимо обеспечить оптимальное воздействие федеральных, региональных и местных органов власти на социально-экономическую ситуацию в регионе путем использования мотивационных механизмов и необходимых косвенных экономических регуляторов.

Таким образом, рассмотренные вопросы позволяют сделать вывод о том, что использование военной организацией при решении вопросов материально- технического обеспечения военных потребителей аутсорсинга оказывает влияние на обеспечение экономической безопасности военно-экономических систем. Кроме того, практическая часть проводимых мероприятий зависит от уровня военно-экономической безопасности военного сектора экономики в частности и от состояния национальной безопасности - в целом.

- Статьи, информация, новости

Поиск

Яндекс.Метрика