Суббота, 21.04.2018, 22:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Царь Алексей Михайлович и Патриарх Никон

Алексей Михайлович получил прозвание «тишайший», обозначавшее его силу как монарха - «обладатель тишины», который может поддержать порядок в государстве. Любя Никона и уважая Патриарший сан, царь предложил своему «собинному другу» (как он называл Никона в начале своего царствования) принять титул «великого государя» (встречается уже в деянии собора о присоединении Малороссии в 1653), некогда носимый патриархом Филаретом, но как отцом царя.

Вопреки Соборному уложению 1649 г., воспрещавшему патриарху и духовенству покупать недвижимые имения, царь разрешил Никону покупать новые земли и вотчины и на его имя, и для 3 основанных Никоном монастырей - Нового Иерусалима (Воскресенский близ Москвы, 1655), Иверского (близ Валдая, 1652) и Крестного (близ оз. Онега, 1656), чьи вотчины составляли, кроме патриарших, обширную область, подчиненную лично Никону. Эти монастыри скоро превзошли древние обители, благодаря тому, что царь, по просьбе Никона, приписал к ним 14 монастырей из епархий других архиереев. В ведение Никона перешло и до 500 приходских церквей, находившихся в его вотчинах и приписанных к ним монастырей, с чем соединялось право суда и пошлины с данями.

Никон понимал, что его власть держалась на дружбе царя. Но выяснилось, что Патриарх, пользуясь сначала его поддержкой, стал создавать для Церкви независимое от государства положение. При этом Никон не искал опоры в обществе и даже церковной иерархии. Скорее он рассчитывал обеспечить независимость Церкви укреплением своей личной независимости. Такой смысл можно обнаружить в его описанной выше земельной активности, благодаря которой Никон сильно расширил патриаршую область.

Это был удел, где Патриарх являлся государем. На время он стал пользоваться в Церкви неограниченными полномочиями. Царь предоставил на полное его усмотрение назначение епископов и архимандритов. Воля Патриарха стала последней инстанцией в церковных делах. И царь не решался ходатайствовать об отмене его решений. Патриаршая область была изъята и в гражданских делах из ведения Монастырского приказа.

При непосредственном участии Никона, возможно, по его мысли, проведена была кабацкая реформа в 1652 г., предпринятая для морального оздоровления народа и ставшая переворотом в финансовой политике Московского государства. Современники приписывали влиянию Никона также объявление войны Швеции.

Успехи русской армии на территории Белоруссии вызвали беспокойство Швеции и побудили ее короля Карла Х вторгнуться в Польшу. Некогда могучая Речь Посполитая оказалась на грани катастрофы. Шведская экспансия изменила международные отношения, сложившиеся после окончания Тридцатилетней войны. Чтобы не допустить ослабления Польши, правительство России заключило с нею союз и направило основные усилия против шведов, также объявленных притеснителями православных. Но попытка реванша за поражения Смутного времени провалилась. Кардисский мир со Швецией (1661) установил status quo. Россия вновь начала войну с Польшей.

Внешнеполитические перемены, продиктованные необходимостью баланса сил в Восточной Европе, не вязались с идеей патриарха Никона о православной империи. Как и в других странах Европы, религиозный фактор уступил политике альянсов и кабинетным войнам. В то же время утверждение России на завоеванных ею территориях привело к воспринятию европейской культуры значительной частью русской светской элиты во главе с царем. Имело значение и заселение русских земель выходцами с Украины и Белоруссии. Эти процессы подрывали позиции церкви, которая уже не могла играть ведущую роль в политике страны.

Патриарх Никон не хотел понять происходящих перемен, оставаясь зависимым от Священного Писания. Утверждая, что «священство» выше «царства», он не выходил за рамки церковного Предания. Соответственно и в Соборном уложении 1649 г. Патриарх видел узаконенную апостасию (отступление) царства и народа от Истины Христовой, угрозу Вселенскому Православию и предательство национально-государственных интересов, называл его «беззаконной книгой, написанной по совету антихриста», поскольку «исправил святых апостол и святых отец и благочестивых Царей градских законов ничево не выписано... а где и писано, будто исправил святых апостол и святых отец, и то солгано... Во всей книге ни единаго апостолскаго правила, ни святых отец седми Вселенских соборов и прочих нет, ни благочестивых Греческих царей градских законов, ни православных Великих Государей Царей и Великих Князей Руских, но все ново некое списание чуждое православию и святых апостолов и святых отец церковных законов и право славных царей Греческих градских законов». В опровержение Уложения Никон переиздал Кормчую, чьи отдельные нормы все же применялись вместо норм Уложения по дополнительному указу Алексея Михайловича.

По царской воле Патриарх обладал большими полномочиями. Но он не мог изменить управление государством, где Церкви отводили подчиненное место. Влияние Никона на дела государства было опосредованным, поскольку все указы проводились через Боярскую Думу и контролируемые ею приказы. Действия Патриарха стали наталкиваться на скрытое противодействие Боярской Думы. По возвращении с войны в 1656 г. от Никона отдаляется и царь. Наконец, он перестал присутствовать на богослужениях Патриарха. Алексей Михайлович счел замену Патриарха удачным решением.

Спустя всего шесть лет с поставления на Патриаршество Никон лишился популярности. Ему было лучше освободить место менее амбициозному иерарху. Царю нужен был лишь повод отстранить Патриарха от власти. Даже в уходе с патриаршества Никон подражал сюжету Евангелий, бросая вызов новому времени, где религия уступала первенство абсолютистским тенденциям. После того, как 10 июля 1658 г. Никон оставил Патриаршество и удалился в Воскресенский монастырь, с его влиянием было покончено.

Противостояние царя и патриарха закончилось поражением Никона. Уже 16 июля царь отдал приказ составить патриаршую ризную казну, а 31 июля - домовую и келейную, где Никон фигурирует как бывший Патриарх (такое мероприятие проводилось и после смерти патриарха Иосифа). Приступили и к описанию его личных книг.

Отказ Никона от кафедры был закономерным итогом осуществляемой им политики. К несчастью для себя и своих начинаний, Никон принадлежал к людям, которые не умеют останавливаться, не доходя до крайности, и неумеренно пользуются своей властью. Уже этим он приобрел много врагов, а еще большее негодование он возбудил исправлением церковных книг и жестокостью с осуществления реформы.

В феврале 1660 г. был созван собор русских архиереев, сведший Никона с патриаршества (но он не имел таких прав). В декабре в Москву приехали патриархи Антиохийский Макарий и Александрийский Паисий, и решение вопроса отдали на их суд. Отказавшись от посредников, царь лично выступил с обвинениями против Никона. В итоге Патриархи приговорили лишить Никона патриаршества и священства и сделать его монахом (Ферапонтова Белозерского монастыря). Но от его реформы обе власти не отказались.

Собор 1666 г. признал православными греческих патриархов и греческие богослужебные книги. Новоправленые книги и обряды следовало беспрекословно принять всей русской Церковью. Сторонников «старой веры» отлучали от церкви, объявляли еретиками и раскольниками, но это не помогало. Вокруг раскольников собирались недовольные сложившимися в России государственными порядками. И религиозное движение быстро приняло социальный характер. Борьба государства и Церкви с раскольниками оставалась основным явлением русской национальной жизни до конца XVII в.

С могуществом же Церкви государство покончило не сразу. Опала Никона не затронула ее коренных интересов. Богатства его монастырей перераспределили, но не конфисковали. Мощная церковная организация, созданная патриархом Филаретом (1619 - 1633), не разрушилась. Церковь еще отстаивала привилегии, издавая постановления о неподсудности духовенства светскому суду, о невмешательстве светских чиновников в ее дела и т. д.

Последние попытки отстоять независимость Церкви предпринял патриарх Иоаким (1690 - 1700). Но из-за церковного раскола духовенство лишилось авторитетного лидера и единства, что позволило Петру I низвести его до «прислужника» государства. Последнюю точку в «деле Никона» поставил Петр I, отменив Патриаршество на Руси.

Эволюция политической системы России XVII в. от гражданской смуты до абсолютной монархии сравнима с процессами, происходившими во Франции. Укрепление власти государства в лице новой династии во Франции и в России растянулось на долгие годы. Несовершеннолетний король Людовик XIV и царь Алексей Михайлович, в первые годы своего правления столкнулись с бунтом народа против налогов, и интригами придворных партий, вылившихся в противостояние правителю.

Преодоление кризиса было связано с представлениями о божественном праве государя, которое укрепило абсолютизм и стремилось слиться с ним. В этом и было значение церкви, с чьей помощью государство освящало свою власть. Но ощутив себя сильным, оно уже не нуждалось в помощи клира и брало на себя священные функции и во имя единства нации совершало поступки, не всегда совместимые с христианской моралью (преследование старообрядцев и упразднение патриаршества в России).

Усиление роли церкви в первой половине XVII в. было связано с преодолением гражданской и религиозной смуты и становлением новых династий, использовавших институты Церкви для обоснования идеи божественного права, сделавших власть государя самодостаточной. Укрепив позиции во внутренней и внешней политике, правители не нуждались в опоре. Эта тенденция затем привела к ослаблению позиций церкви в государстве. В новое время религия не имела значения, придаваемого ей в средневековье. Эпоха абсолютизма дала жизнь идеям рационализма и просвещения.

- Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика