Воскресенье, 18.02.2018, 07:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Формы и критерии признания государств

Еще более противоречивым с точки зрения как международного права, так и политической целесообразности стало признание значительным количеством государств мира независимости бывшего сербского автономного края Косово, провозглашенной 17 февраля 2008 г. Уже 18 февраля Косово признали Великобритания, Франция, США, Турция, Албания, Афганистан и Коста-Рика. 19 февраля к ним присоединились Австралия и Сенегал, 20 февраля - Латвия и Германия. По состоянию на начало 2013 г. независимость Косово была признана уже 98 государствами - членами ООН, в том числе тремя из пяти постоянных членов Совета Безопасности, 22 из 27 государств - членов ЕС. Однако примерно половина государств - членов ООН, включая такие влиятельные страны, как Россия, Китай, Индия, Бразилия, Мексика, Аргентина, ЮАР, не признают независимости Косово, настаивая на необходимости сохранения территориальной целостности Сербии. Независимость Косово не признана ни одним из государств - членов СНГ. Также не стоит забывать, что пять государств - членов ЕС - Испания, Румыния, Словакия, Греция, Кипр - не признают независимости Косово.

Сербия пыталась помешать процессу признания Косово, обратившись к консультативным заключениям Международного суда ООН. 8 октября 2008 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла предложенную Сербией Резолюцию 63/3 "Просьба о вынесении Международным судом консультативного заключения относительно того, соответствует ли одностороннее провозглашение независимости Косово нормам международного права". Консультативное заключение было вынесено 22 июля 2010 г. Международный суд ООН десятью голосами против четырех (судьи Томка, Корома, Скотников, Беннуна, которые представляют соответственно Словакию, Сьерра-Леоне, Российскую Федерацию и Марокко, т.е. те государства, которые не признали независимость Косово) решил, что декларация независимости Косово не нарушает международное право. Интересно, что, по мнению российских юристов-международников А.Х. Абашидзе и А.М. Солнцева, данное консультативное заключение "следует также рассматривать в контексте борьбы с тенденцией, которая получила название в доктрине международного права и со стороны Комиссии международного права ООН - фрагментация международного права". Упомянутые авторы подчеркивают, что при вынесении данного заключения Международный суд ООН "оказался пособником фрагментации системы современного международного права", поясняя свою точку зрения следующим аргументом: само обращение ГА ООН в Международный суд ООН за вынесением консультативного заключения противоречило положениям ст. 12 Устава ООН, которая предусматривает, что, когда Совет Безопасности выполняет возложенные на него настоящим Уставом функции по отношению к какому-либо спору или ситуации, Генеральная Ассамблея не может давать какие-либо рекомендации, касающиеся данного спора или ситуации, если Совет Безопасности не просит об этом. Таким образом, поскольку ситуация в Косово находилась в компетенции Совета Безопасности ООН и возможности Резолюции N 1244 еще не были полностью исчерпаны, то только Совет Безопасности ООН мог обратиться в Международный суд ООН за вынесением консультативного заключения.

То, что косовский случай, невзирая на повторяемый многими государственными деятелями на Западе тезис о том, что ситуация в Косово уникальна, все же создает прецедент, показало развитие событий на Кавказе в августе 2008 г. Напомним: 26 августа 2008 г. Российская Федерация признала независимость Абхазии и Южной Осетии. В дальнейшем независимость Абхазии и Южной Осетии признали Никарагуа (5 сентября 2008 г.), Венесуэла (10 сентября 2009 г.), Науру (15 и 16 декабря 2009 г. соответственно), Вануату (признала только Абхазию 23 мая 2011 г.), Тувалу (18 и 19 сентября 2011 г. соответственно).

Таким образом, можно утверждать, что признание Косово, Абхазии и Южной Осетии ставит под большой вопрос юридическую силу принципа нерушимости государственных границ, закрепленного в Хельсинкском заключительном акте 1975 г. Эстонский юрист-международник Л. Малксоо охарактеризовал ситуацию с признанием Косово, Абхазии и Осетии как региональную фрагментацию международного права и подчеркнул, что "мы как будто пришли к ситуации, при которой международное право неодинаково для всех государств: возникли какие-то региональные группы, одни из которых признают данное образование государством, а другие - нет". С нашей точки зрения, правильнее было бы говорить не только о региональной фрагментации, но и о фрагментации международного права по некоторым политическим либо даже цивилизационным критериям. Так, хотя и с определенными оговорками, можно утверждать, что Косово признал только западный мир, т.е. США, государства - члены НАТО и их союзники, а также частично мусульманские страны, в то время как Россия и другие страны СНГ, Китай, Индия и большинство влиятельных стран Азии, Африки и Латинской Америки отказались сделать это. Очевидно также то, что в обозримом будущем у Косово нет никаких шансов стать членом ООН и существующий теперь статус полупризнанного государства будет сохраняться в течение неопределенного срока. То же самое следует сказать и об Абхазии и о Южной Осетии, хотя количество признавших их несоизмеримо меньше, чем у Косово.

Итак, сегодня признание новых государств остается не столько правовой, столько политической проблемой. Попытку государств - членов ЕС выработать определенные критерии, которым должно соответствовать новообразованное государство, для того чтобы рассчитывать на признание, вряд ли можно назвать удачной, поскольку в процессе признания республик бывшей Югославии государства - члены ЕС далеко не всегда придерживались разработанных ими же критериев. Практика признания республик бывшей Югославии свидетельствует, что, принимая решение о признании новообразованных государств, существующие государства, как это и было на протяжении всей истории института признания, в большей степени руководствуются политическими интересами, чем какими-либо правовыми критериями. И признание Косово, и признание Абхазии и Южной Осетии также обусловлено в первую очередь политическими соображениями. С нашей точки зрения, ситуация с Косово, в вопросе признания которого международное сообщество раскололось на две примерно равные группы государств, выступает ярким примером такого негативного и угрожающего целостности системы международного права явления, как фрагментация международного права. Выскажем, однако, предположение, что в ближайшем будущем вряд ли будут приняты какие-либо общеобязательные нормы международного права относительно международно-правового признания.

 - Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика