Воскресенье, 21.10.2018, 10:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Нагорно-Карабахская Республика - непризнанное государство

Армянские историки утверждают, что Арцах (армянское имя Нагорного Карабаха переводится как «лесистые горы») - исконно армянская территория, никогда не принадлежавшая Азербайджану. Сам географический термин «Азербайджан», восходящий к названию древнего царства Атропатена, они считают искусственным для пространства, расположенного к северу от реки Аракс. Впервые название «Азербайджан» применительно к территориям, расположенным в Закавказье, прозвучало только в начале ХХ в. С того времени исторические земли Восточного Закавказья, именовавшиеся прежде Ширваном, Карабахом, Апшероном, Муганью, Талышом, стали Азербайджаном, присвоив имя районов северо-восточного Ирана.

Согласно официальной и общепринятой истории Закавказья, Арцах входил в древнеармянское государство Урарту (VIII-V вв. до н.э.). После раздела древней Армении между Византией и Персией в 387 г. территория Восточного Закавказья (включая Арцах) перешла к Персии. В начале VIII в. Арцах был завоеван арабами, которые принесли с собой ислам (до этого среди населения области получило распространение христианство григорианского обряда). В середине XI в. территория подверглась нашествию турок-сельджуков, освобождение от которых произошло спустя столетие. В 30-х годах XIII в. Арцах был завоеван монголами; большая часть его территории стала именоваться Карабах (от тюркских слов кара - «черный» и баг - «сад»).

В XVII - первой половине XVIII в. Карабах стал ареной непрерывных войн Ирана и Турции. Но меликства (княжества) Нагорного Карабаха долгое время сохраняли относительную самостоятельность. В середине XVIII в. было основано Карабахское ханство, столицей которого стала Шуша. В ХVII-XVIII вв. карабахские мелики вели переписку с российскими самодержцами Петром I, Екатериной II и Павлом I. В 1805 г. территория Карабахского ханства вместе с обширными районами Восточного Закавказья «на веки вечные» перешла к Российской империи, что было закреплено Гюлистанским (1813 г.) и Туркманчайским (1828 г.) договорами России с Персией. Гюлистанский мир был заключен на территории Карабаха, в крепости Гюлистан, существующей и поныне (находится на нейтральной полосе, разграничивающей вооруженные формирования НКР и Азербайджана).

В результате развала Российской империи, в процессе формирования в Закавказье национальных государств, Нагорный Карабах в 1918-1920 гг. превратился в арену жестокой войны между получившими независимость Арменией и Азербайджаном. Турецкая армия и азербайджанские вооруженные формирования в продолжение турецкого геноцида армян 1915 г. сожгли в Карабахе сотни армянских деревень.

В марте 1920 г. была разграблена Шуша, после чего на многие десятилетия этот город оставался без армянской общины. Старые кварталы Шуши оставались в запустении и разрушенном состоянии вплоть до 60-х годов ХХ в. В июне 1921 г., уже после установления на всей территории Закавказья Советской власти, Армения объявила Нагорный Карабах своей неотъемлемой частью.

В то же время вновь образованная Азербайджанская ССР отказала в передаче этого региона соседней республике. Вооруженные столкновения между армянами и азербайджанцами в Карабахе продлились до 1923 г., когда по настоянию московских властей власти Азербайджана были вынуждены предоставить части исторической области Карабах - с наибольшей концентрацией армянского населения - автономный статус. За пределами автономии при этом остались десятки тысяч этнических армян.

В 1923-1936 гг. автономия имела название Автономная область Нагорного Карабаха и общую границу с Советской Арменией, затем автономия была переименована в Нагорно-Карабахскую Автономную область. В советское время партийно-хозяйственная элита Нагорного Карабаха, состоявшая преимущественно из этнических армян, неоднократно высказывала неудовлетворенность своим положением в Азербайджанской ССР. Причина недовольства - политика азербайджанских властей по ассимиляции карабахских армян, что достигалось поощрением миграции азербайджанцев в Нагорный Карабах, в то время как жителей Армении принимали крайне неохотно. В результате этническая структура населения автономной области претерпела изменения: если в 1970 г. доля азербайджанцев в населении составляла 18%, то 1989 г. - превысила 21%. Особенно сильное давление на армян происходило в 70-х годах, когда партийную верхушку Азербайджанской ССР возглавил Гейдар Алиев, будущий президент независимого Азербайджана.

Ситуация окончательно вышла из-под контроля после либерализации советского режима в конце 80-х годов. Карабах стал первой ласточкой в «параде суверенитетов», затронувшем все республики Союза. В феврале 1988 г. внеочередная сессия совета народных депутатов автономной области приняла обращение о выходе из состава Азербайджана и присоединении к Армении. Этот шаг накалил обстановку, привел к массовым межэтническим столкновениям, завершившимся изгнанием армян из большинства городов и районов Азербайджана. Около 450 тыс. азербайджанских и карабахских армян стали беженцами, укрывшись от преследования, прежде всего, в Армении и России.

Уже фактически в состоянии войны, 2 сентября 1991 г. армянские депутаты советов разных уровней от Карабаха провозгласили независимую Нагорно-Карабахскую Республику (НКР). В ответ 26 ноября того же года Верховный Совет Азербайджана принял закон об упразднении Нагорно-Карабахской автономии.

Начальный период карабахского конфликта проходил в условиях стратегической инициативы Азербайджана, использовавшего оружие и боеприпасы частей Советской Армии. В этот период НКР оказалась под угрозой полного уничтожения, связь с Арменией, оказывавшей карабахским армянам помощь, была прервана, около 60% территории республики перешли под контроль азербайджанских сил. Столица НКР Степанакерт подвергалась регулярным авианалетам и артиллерийским обстрелам со стороны Агдама и Шуши.

Перелом в военных действиях произошел в начале 1992 г., что было связано как с укреплением Армении, так и с внутренними распрями в руководстве Азербайджана, которые привели к смене режима в этой стране. 9 мая 1992 г. силы самообороны НКР сумели взять Шушу - цитадель карабахских азербайджанцев. Этот день, совпавший с Днем победы советского народа в Великой Отечественной войне, отмечается в современном Карабахе как национальный праздник. Овладение Шушой, древним городом-крепостью, историческим центром Карабаха, господствующим над расположенными ниже Степанакертом и армянскими селениями, кардинально изменило весь последующий ход боевых действий. В середине мая подразделения карабахской армии вошли в Лачин, разорвав таким образом кольцо блокады вокруг НКР. В начале лета 1993 г. армия обороны НКР приступила к освобождению Мардакерта, почти год находившегося под управлением Азербайджана. 23 июля 1993 г. карабахские войска, сломив сопротивление противника, с боями вошли в Агдам, запиравший выход из Карабаха на равнину.

В результате этой операции была снята угроза обстрелов Степанакерта и вероятность прорыва в Аскеранский район.

После поражения на центральном участке фронта азербайджанские войска предприняли попытки прорвать оборону армян на южном фланге. Этот маневр завершился контрнаступлением армии НКР и потерей для Азербайджана во второй половине 1993 г. Кубатлинского, Зангиланского, Джебраильского и части Физулинского районов. В 1994 г. под контроль армии НКР целиком перешел и Кельбаджарский район. Таким образом, Нагорному Карабаху удалось захватить территорию Азербайджана, превышающую размеры былой автономной области.

Военные неудачи вынудили Азербайджан принять посреднические услуги России и подготовленное ею соглашение о перемирии. Еще в 1992 г. для урегулирования карабахского конфликта была создана Минская группа ОБСЕ, в рамках которой осуществлялись контакты участвующих в военных действиях сторон: Азербайджана, Нагорного Карабаха и Армении. Минская группа и Россия оказались соавторами Бишкекского протокола, подписанного 5 мая 1994 г. в столице Киргизии Бишкеке. На основании этого документа участниками конфликта была достигнута договоренность о прекращении огня, действующая по сей день.

В настоящее время НКР де-факто является независимым государством, имеющим все атрибуты государственности: конституцию и законы, органы управления, вооруженные и полицейские силы, государственную символику, представительства в других странах мира. По своему государственному устройству Нагорный Карабах - сильно централизованная президентская республика. Президент НКР избирается прямым всеобщим голосованием на пятилетний срок. Одно и то же лицо не может быть избрано более чем на два срока подряд. Согласно действующему законодательству, президент является главой исполнительной власти. Он назначает премьер-министра, утверждает структуру и состав правительства. Первым президентом НКР был избран Роберт Кочарян, нынешний президент Республики Армения. После его добровольного ухода с поста и переезда в Ереван президентские обязанности исполняет Аркадий Гукасян, уже дважды (в 1997 и 2002 гг.) избиравшийся народом на эту должность. Высшая законодательная власть в республике принадлежит однопалатному парламенту - Национальному Собранию.

По закону об административно-территориальном делении НКР разделена на 6 административных районов, 5 из которых ранее входили в Нагорно-Карабахскую автономную область (Аскеранский, Гадрутский, Мардакертский, Мартунинский, Шушинский). Шаумяновский район, вошедший в НКР в 1991 г., год спустя был занят правительственными вооруженными силами Азербайджана и упразднен (включен в состав Геранбойского района). В настоящее время оккупированные азербайджанские районы, расположенные за пределами бывшей автономной области, именуются «зонами безопасности» и управляются особой военной администрацией. Исключение - Лачинский район, на территории которого в декабре 1993 г. был образован Кашатагский район НКР, центром его стал Лачин, переименованный в Бердзор.

Как и все существующие непризнанные государства, отстоявшие свою фактическую независимость в вооруженной борьбе, НКР сильно милитаризована. Армейское руководство - основа правящей верхушки республики. Армия обороны насчитывает около 15 тыс. человек, то есть под ружьем в НКР стоит каждый десятый житель страны. При этом особенно подчеркивается, что среди военных нет ни одного гражданина Республики Армения (азербайджанские средства массовой информации утверждают обратное). Все военные наблюдатели, посещавшие Карабах, свидетельствуют о высоком боевом духе и выучке местных вооруженных формирований. Карабахцы отличаются высокими морально-волевыми качествами и дисциплиной. Служить в армии здесь обязан каждый молодой человек, никаких отсрочек от призыва не предусмотрено. Это и понятно: республика живет в условиях хрупкого перемирия, а руководство Азербайджана не устает повторять, что намерено силой вернуть утраченные территории. У карабахских армян богатые ратные традиции: многие века они отстаивали свое право на свободу в войнах с завоевателями. Не случайно из одного из северо-карабахских сел (Чардахлу, ныне оно находится на территории Шамхорского района Азербайджана) вышло сразу два прославленных советских маршала - Баграмян и Бабаджанян.

Сегодня Нагорно-Карабахская Республика, пусть и не признанная никем, кроме Армении, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровской Молдавской Республики, фактически представляет собой независимое государство, находящееся в близких, по сути конфедеративных, отношениях с Республикой Армения. Зарубежные представительства НКР в настоящее время действуют, помимо Еревана, в Москве, Вашингтоне, Париже, Сиднее и Бейруте, где тесно координируют свою работу с армянскими посольствами.

Нагорному Карабаху удалось стать специфичным политическим образованием на постсоветском пространстве даже в сравнении с другими непризнанными государствами. Во-первых, стаж государственности карабахских армян самый продолжительный, его обоснованнее отсчитывать не с 1991, а с 1988 г., времени реального выхода из состава Азербайджана. Во-вторых, уровень вовлеченности Армении в карабахские дела намного выше степени вмешательства внешних сил в других проблемных регионах бывшего СССР. Нельзя представить политику России, подобную армянской в Карабахе, в отношении Абхазии, Южной Осетии или Приднестровья. Армения же лишена ложного стыда за «некорректное поведение» на международной арене. Чувствуя реальную и осязаемую поддержку союзника, фактически метрополии, НКР увереннее себя чувствует на международной арене. В-третьих, на пространстве НКР и на контролируемых ею территориях в послевоенное время сложился моноэтничный состав населения (этого нет ни в Абхазии, ни в Южной Осетии, ни тем более в ПМР), что объективно облегчает консолидацию «непризнанного» общества. В-четвертых, в активе НКР поддержка всемирной армянской диаспоры - спюрка, лоббирующей интересы армян на международной арене, помогающей финансами и опытом, предоставляющей информационные каналы для высказывания армянской позиции по Карабаху.

Что будет с Карабахом в дальнейшем? Совершенно очевидно, что по доброй воле карабахские армяне не придут в Азербайджан. Очевидно также и то, что Азербайджан не откажется от Карабаха, прекрасно понимая и те трудности, с которыми придется столкнуться в случае силового решения территориальной проблемы. Патовую ситуацию невозможно решить без международного вмешательства. Первый план территориального разрешения карабахского конфликта был предложен американским политологом Полом Гобблом еще в 1992 г. Согласно ему, Армения и Азербайджан смогут достичь мира лишь обменявшись спорными территориями. Азербайджан передает Армении территорию бывшей Нагорно-Карабахской Автономной Области (естественно, без Шаумяновского района) и район Лачина, соединяющий Нагорный Карабах с Арменией. Армения передает Азербайджану свой самый южный Мегринский район, за что получает возможность использовать турецкие порты и коммуникации для транзита. Отдав эту территорию, Армения лишится выхода к Араксу и потеряет границу с Ираном. Азербайджан, напротив, получит связь основной территории страны с анклавной Нахичеванской автономной республикой. От такого обмена выигрывает Азербайджан, восстанавливающий компактность своей территории и отпускающий и так не принадлежавший ему Нагорный Карабах. Выигрывает Турция, получая коридор в тюркоязычные регионы бывшего СССР и актуализируя идеи пантюркистского государства. Выигрывают США, усиливая давление на Иран - своего старого недруга и получая статус миротворца в геополитически перспективном Закавказском регионе. Проигрывает Армения, оказываясь в кольце плотной блокады недружественных стран. Проигрывает Иран, допуская к своим рубежам американцев. Проигрывает Россия, лишающаяся возможности проводить самостоятельную внешнюю политику на Кавказе. План Гоббла был с восторгом встречен в Турции и Азербайджане. Однако после занятия армией обороны НКР Лачинского коридора и ряда приграничных районов Азербайджана он потерял актуальность.

Карабахский вопрос может быть в подвешенном состоянии на протяжении нескольких десятилетий, как уже полвека не урегулирован конфликт-двойник в Кашмире. Там, как и в Закавказье, копья ломаются из-за судьбы части спорной территории, ни дня не входившей в состав государства, за которым она закреплена по решению мирового сообщества, а сама проблема возникла после распада и территориального размежевания некогда единого политического пространства на национальные (конфессиональные) фрагменты. Аналогия будет более полной, если вспомнить, что участвующий в том конфликте Пакистан, так же как сегодняшний Азербайджан, в момент зарождения конфликта состоял из двух пространственно обособленных частей - Западного и Восточного Пакистана (с 1971 г. - самостоятельное государство Бангладеш).

 - Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика