Среда, 17.10.2018, 16:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Особенности портретной техники живописи К.А. Коровина

В 1900-е годы появились лучшие портреты К. А. Коровина. Захватывают в это время художника поиски более напряженного выражения жизни человеческого духа, которые были характерны в это время. Но чуждо ему трагическое мироощущение, символический драматизм и экспрессивная манера Врубелевских портретов. Он не поднимается доя психологической яркой заостренности, которая отличает Серова. Духовное начало человека К. А. Коровиным выражается по-своему. Дорожит художник правдивостью мгновенных зрительских впечатлений, подчеркивая моментные случайные повороты модели, движения, жесты. Оставленное мгновение в ранних портретах художником передается в виде стоп кадра и носит поэтому чуть ли не натуралистический характер, а в 1990-е годы К. А. Коровин из потока жизни выхватывает мгновения духовной счастливой наполненности, раскрываются когда творческие и жизненные дремлющие силы человека. Он в известной мере наделяет модель свою свойствами собственной личности: яркостью темперамента, праздностью мироощущения, страстным жизнелюбием.

Было бы не полно о Коровине говорить только лишь как о художнике, который наделен изумительнейшим глазом. Заключено в творчестве Коровине не только колористическое очарование. Одним словом, Коровин - это живописец, который создал художественную целую школу, а так же он лидер объединения «Союз русских художников».

Довольно часто широкое письмо художника путали с импрессионистическим методом. В этом смысле можно ли считать Коровина импрессионистом? Он верил и любил непосредственное, написанное прямиком с натуры, и был он в этом большим мастером. Именно поэтому принимать Коровина необходимо именно таким, какой он и есть. Верил он и в прелести непосредственных этюдов. Это совсем не значит односеансного. Ему не всегда сразу удавалось «сорвать» то, что он видел.

Восставал К. Коровин против попыток поместить искусство его в рамки определенных направлений. Вот, что говорил он о себе: «Называют меня импрессионистом. И это понятие многие толкуют как стремление художника к изоляции от внешнего мира. А я заявляю твердо, что пишу не для себя, а для всех, кто умеет радоваться бесконечно разнообразному миру форм, красок, солнцу, кто вечно меняющийся игре тени и света не перестает изумляется …».

Главный принцип реализма молодому художнику оказался чужд - более повышенное внимание к содержанию, сюжету произведения, причем в ущерб чисто живописным поискам. Вопрос «Как писать?» для Коровина всегда был важнее вопроса «Что писать?». Внимания, по его мнению, заслуживал любой мотив, если заключалась в нем хоть какая-то искра красоты.

К. Коровин, возможно, признавать себя импрессионистом не хотел, потому что это было защитной реакцией на нападки пошлой и свирепой критики, использовавшей часто термины «импрессионист», «декадент» для глумления над художниками. Проявлялось в этом так же недоверие мастера, творящего спонтанно, стихийно, ко всякому творчеству, которое построено на сухих теоретических потугах, рецептах, которые, по его мнению, рождают сухое и в большей части слабое искусство.

Тем не менее, были люди, которые утверждали, что К. Коровин - импрессионист, создавший национальный вариант данного международного направления.

Характерна так же для К. Коровина и нелюбовь к теориям, потому что импрессионисты культивировали, прежде всего, непредвзятое отношение художника к природе, натуре. Своей программы импрессионизм в период формирования и возникновения как художественного течения в искусстве Франции 1860 - 1870-х годов не создал. Художники, которые возглавляли движение - Эдгар Дега, Огюст Ренуар, Альфред Сислей, Камиль Писсаро, Клод Моне - имели, несмотря на разницу их индивидуальностей, общие устремления, которые, однако, не были оформлены в виде теорий и манифестов. Принцип у них был один: стремление к передаче непосредственных натур, основанное на мгновенности впечатления зрительного образа.

К. Коровин особого значения в своем живописном методе не придает композиционному построению, и к нему идет только в процессе работы, основное внимание уделяя поиску цветовых отношений. Характерна живопись К. Коровина сочным мазком, некоторой незаконченностью, - это, в некотором смысле, этюды, которые превращаются из вспомогательных инструментов художника в самостоятельные произведения, наделенные качеством картинной формы. К. Коровин, являясь изумительным колористом, задачу эту в портрете решал вполне удачно.

Художник работает кистью радостно, порывисто, быстро, легко, он весь во власти искусства, он видит весь мир по-своему, сквозь свой «магический кристалл». Краски художника звучат, играют, поют. Его живопись отражает повышенное эмоционально восприятие мира. Отличаются картины особенной свежестью, они прекрасны неумной страстью художника, темпераментны. Искусством Коровин захвачен до самозабвения, он будто бы торопится о чем-то рассказать, о том, что чувствует, видит, переживает. Любование чувственными прелестями мира и виртуозность кисти в искусстве К. Коровина постепенно нарастали. Обладая врожденным умением передавать и замечать тончайшие цветовые сочетания, обладая даром абсолютного зрения, К. Коровин достигает в портрете исключительного богатства в колористическом построении.

Портреты К. Коровина очень живы, приобретают они благодаря этому трепетность, свежесть и выразительность. Передача воздуха и света, выбор точки зрения, движение воздуха пронизывает каждый сантиметр картины и вызывает ощущение схваченного момента в одно мгновение. Иногда творения К. Коровина сложно отнести к пейзажу или портрету. Сюжетная основа в них настолько стерта, что скорее они занимают некоторое промежуточное состояние между жанрами, пейзажем и портретом. Даже при присутствии человеческой фигуры на картине нельзя сказать, что она имеет особого значения, потому что вперед вырывается природа, окружающая изображенного человека.

Для основания К. Коровин использовал в масляной живописи исключительно холст. Выбор определенного типа холста зависит от живописного замысла художника и характера натурщика. Часть портретов он выполнял на среднезернистом или мелкозернистом плотном льняном холсте с гарнитуровым обыкновенным переплетением нитей, но вместе с этим пользовался нередко и саржевой тканью того же рода.

Писал К. Коровин преимущественно на грунтовом холсте с эмульсионным, масляным и клеевым грунтами, вырабатывались которые на московских фабриках Фридлендера и Досекина. Но так же нередко он пользовался и французскими грунтовыми хостами фирмы Лефрана. Холст в ряде случаем грунтовался лично им, пользуясь обыкновенным полумаслным или клеевым грунтом, первый причем готовился как раз на клеевой основе.

Тщательность выбора какого-либо холста, строгое соответствие методам работы художника и поиск качества обеспечивают превосходнейшую сохранность большей части своих работ.

Любил писать К. Коровин преимущественно масляными красками французской фирмы Лефран, но предпочтение особенное отдавалось им производителю превосходной краски фирмы Бельгии под названием Блокса.

К. Коровин не прибегал в живописи маслом к точному рисунку углем или карандашом, избегая «связывания» своей кисти с каким-то предварительным рисунком для того, чтобы сохранить жизненность, живописную выразительность, непосредственность портрета или этюда. Он был так же сторонником чисто живописных набросочных рисунков красками или углем, где намечался на поверхности заранее загрунтованного холста косяк задуманных форм произведения.

Основывалась система техники Коровина на моделировке и лепке форм, на выразительных приемах нанесения цветовых пятен на холст, тонко нюансированным цветом - мазков положенных строго по форме. Сказывалась на наиболее ярко это в портретной его живописи. К. Коровин работал так же и техникой тюбиковой масляной краской alla prima, обычно начиная и заканчивая по сырому. Портреты благодаря совершенному владению данной техникой и восприятию непосредственного восприятия образа модели с натуры обладали незабываемой свежестью натуральной передачи. К. Коровин в портретах был непревзойденным мастером необычайно энергичной, быстрой и выразительной манеры письма. Как для мастера портрета-этюда для К. Коровина характерна была данная техника alla prima, которая от художника требовала не только передачи артистической формы виртуозной системы краски и нюансированным цветом выразительными фактурными мазками.

Непосредственные этюды с натуры, где художник должен был передавать средствами живописи собственное впечатление от него, - именно эта задача ставилась К. Коровиным. Художник в своей живописи всего переходил к светлому от темного, умея артистически передавать тоновые отношения, близкие друг к другу. На палитре он выискивал различия между всеми оттенками в теневых местах сначала, после в полутонах, а зачем и в светах. Вел он эти поиски на палитре и уже затем найденное переносил на холст. Работая методами выявления различий и беспрерывного сравнения наблюдаемых лично им в самой природе и ни на минуту не переставая всю живопись видеть в целом, не разбивая единства целого восприятия и не пестря, тончайшим образом художник наносил красочные тона, оттенки, полутона на свой холст, абсолютно верно предварительно найдя их на палитре.

При таком методе работы, построенном на исключительно развитом глазе и чувстве цвета, Коровин достигал в своих произведениях изумительного единства формы и цвета. В основе этого метода лежали не только вдохновение, но и отличное знание ремесла, и совершенное владение техническими средствами живописи, и умение мастера видеть живопись в целом, всю одновременно.

Одной из особенностей техники живописи Коровина является мастерское умение максимально использовать фактуру, зерно и строение ткани холста в процессе работы над произведением. Оставляя отдельные куски холста чуть прикрытыми тончайшим слоем краски, Коровин включает их в создаваемую им живописную ткань произведения, и они, по сути дела, являются полноценными компонентами живописи.

Вторым, не менее важным техническим и живописным приемом лепки формы у Коровина был мазок, фактурно-выразительный, то слегка сглаженный, то плотный, корпусно-положенный, необычайно выраженный фактурно, нанесенный энергичной, экспрессивной рукой художника.

Естественно, что живописная манера Коровина на протяжении многолетий его творческой деятельности претерпевала различные изменения, а главное, его техника, его приемы находились всегда в прямой зависимости от задуманного им живописного решения и стремления наиболее красиво и выразительно создать художественный образ.

В начале 1900-х годов в живописной манере и технике Коровина происходят существенные изменения. В его портретах система кладки красок почти слитным мазком-пятном, тонко стушеванным в переходах, сменяется энергичной лепкой форм выразительными по своей фактуре и корпусно-положенными строго по форме мазками плотных красочных масс. Художник работает преимущественно чистой тюбиковой краской, почти без разжижителя и если и вводит его в красочную пасту, то в очень незначительном количестве, преследуя цель не только изменить консистенцию пасты, сколько придать краске, благодаря добавлению к ней лака, большую силу и выразительность цветового звучания.

В 1919-1921 годах Коровин, сохраняя монолитность красочного слоя портрета, прибегает к лепке форм модели более выразительными по своей фактуре, протяженности и направлению мазками пастозных тюбиковых красок. Одновременно в других произведениях художник вновь возвращается к своей манере письма первого десятилетия XX века, прибегая к технике лепки и моделировки формы свободно и легко нанесенными по форме фактурно выраженными мазками тюбиковых красок и используя при построении красочного слоя фактуру мелкозернистого холста.

И, так все то, что искал и создавал Коровин, не носило характера какого-либо подражания, не было просто данью моде. Весь его творческий путь - был выражением значительных художественных интересов времени. Он открывал новое в искусстве и тем самым обогащал его.

В ранних работах Константина Алексеевича Коровина (1861-1939) решаются чисто живописные проблемы - написать серое на белом, черное на белом, серое на сером. Для яркого колориста Константина Алекссеевича мир представляется «буйством красок». Коровин занимался и портретом, и натюрмортом и пейзажем. Он привнес в искусство реалистические традиции своих учителей и свой личный взгляд на мир. Он очень рано стал писать на пленэре. В портрете хористки 1883 году просматривается самостоятельное развитие им принципов пленэризма, воплощенных затем в ряде портретов, сделанных в имении С. Мамонтова в Абрамцеве («В лодке», портрет Т.С. Любатович). В северных пейзажах, исполненных в экспедиции Сергея Мамонтова на север «Зима в Лапландии». Его французские пейзажи, объединенные названием «Парижские огни». Это уже вполне импрессионистическое письмо, с высокой культурой этюда. Острые, мгновенные впечатления от жизни большого города. Тихие улочки в разное время суток, предметы, растворенные в световоздушной среде, лепленые динамичным, «дрожащим», вибрирующим мазком, потоком таких мазков, создающих иллюзию завесы дождя или городского. Черты, которые напоминают пейзажи Мане, Писсарро, Моне.

Творческая жизнь рубежа 19-20 веков была насыщена различными исканиями в области искусства. Художники применяли необычные приемы живописного изображения, искажали и ломали форму кубисты, примитивисты, сюрреалисты, футуристы. Художники-новаторы были подвержены различным «течениям», они отказываются от реалистичного изображения, ругают Академию и хотят создавать новые стили и искусстве. Константин Алексеевич Коровин одаренный живописец получил классическое образование и впитал в себя передовые творческие искания европейских художников-импрессионистов. Талант его яркий и самобытный, глубоко национальный, наполнил картины новым смыслом, чистотой цвета. Тонкий колорист, «Моцарт живописи», как назвал Коровина Б.В. Иогансон. Пейзажист, портретист, жанрист, Коровин писал на пленэре, желая добиться максимальной цветовой точности изображаемого. Его работы поражали современников яркостью палитры, красотой верного тона и цвета, звучностью красок. Коровин большое внимание уделял технической стороне живописи, благодаря чему работы Коровина великолепно сохранились до наших дней.

 Коровин ценился далеко не всегда. Много разочарований доставляло ему непонимание зрителя и критиков. Над его работами - «мазней», многие открыто смеялись. До нас дошла карикатура В. Боровкова «Художник К. Коровин пишет сапогом картину». Репин и передвижники были недовольны Коровиным, так как он не создавал ничего серьезного, идейного, только «этюдики».

Как и большинство художников, Константин Коровин писал портреты на заказ. Хотя более предпочитал рисовать портреты друзей.

Например, рецензент журнала «Московский листок», пишет: «Оба они [К.А. Коровин и В.А. Серов] словно сговорились, придумали такой нехитрый фокус для писания портретов: дурно ли, хорошо ли, как удастся, они выпишут эскиз, но прежде всего лицо, особенно подчеркнув иногда в явное противоречие с натурой глаза; затем, зажмурясь, мажут волосы на голове, на счастье кладут широкие пятна для изображения покрытых той или иной материей плеч рук и стана, причем, для выражения кисти рук считается обыкновенно достаточным два или три пальца, сделанных приблизительными мазками, остальные пальцы предполагаются запутавшимися в складках платья - и портреты готовы. Окончив эту быструю работу, машистых и талантливых мазков, остаются обтереть и вытереть палитру: подливается немного масла и большой плоской кистью мешается все вместе оставшиеся на палитре краски, чтобы этим месивом затереть белое полотно вокруг фигуры, - это даст глубокий и воздушный фон». Эту сторону его живописи я смогла оценить в полном объеме. Очень сложно воспроизводить его работы, потому что каждый мазок уникален. Каждое едва уловимое движение кисти, сложность слоистости цветов, которые художник накладывает друг на друга, густота краски - все это влияет на холст и на портрет. Я постаралась максимально приблизиться к колориту автора, поймать выражение лица, уловить движение каждого мазка. Работа над картиной, не смотря на, небольшой размер заняла у меня много времени. Приходилось переписывать одно и тоже место по несколько раз. От этого терялась легкость и этюдность портрета». 

- Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика