Четверг, 22.02.2018, 05:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Понятие когнитивной метафоры

Когнитивная метафора - это понятие современного языкознания, языковая метафора, возникающая в результате сдвига в сочетаемости предикативных (признаков) слов (прилагательных и глаголов) и создающая полисемию. Относя чувственно воспринимаемые признаки к отвлеченным и непосредственно не наблюдаемым объектам, когнитивная метафора выполняет гносеологическую (познавательную функцию). Она формирует область вторичных предикатов-прилагательных, глаголов, характеризующих непредметные сущности, свойства которых выделяются по аналогии с доступными восприятию признаками физических предметов и наблюдаемых явлений. Такого рода метафоры - когнитивные - создают тонко семантически дифференцированный язык чувств и вместе с тем обнаруживают тенденцию к семантическому сближению. Например, значение «разлюбить» может быть передано следующими метафорами: «любовь потухла, угасла, умерла, смолкла»; к сильному чувству применимы такие метафоры как «буря (пожар, вихрь, кипение, накал) страстей». Образность метафоры в этом случае ослабевает, что подтверждается скрещением, контаминацией образов.

Основными предпосылками когнитивного подхода к исследованию метафоры стали положение о ее ментальном характере (онтологический аспект) и познавательном потенциале (эпистемологический аспект).

На феномен метафоричности мышления обращали внимание Д.Вико, Ф. Ницше, А. Ричардс, М. Бирдсли, Х. Ортега-и-Гассет, Э. МакКормак, П. Рикер, Э. Кассирер, М. Блэк, М. Эриксон и другие исследователи. В 1967 году М. Осборн указывал на то обстоятельство, что человек склонен метафорически ассоциировать власть с верхом, а все нежелательные символы помещать внизу пространственной оси, что, по сути, соответствует классу ориентационных метафор в теории концептуальной метафоры [Osborn 1967].

М. Блэк считает, что метафорическое суждение имеет два различных субъекта - главный и вспомогательный - и соотносимые с ними свойства объектов. Механизм метафоры заключается в том, что к главному субъекту прилагается система ассоциируемых импликаций, связанных со вспомогательным субъектом. Главный субъект - собственно метафорическое употребленное слово, находится в рамке, лексическом окружении, включающем вспомогательный субъект. Вспомогательный субъект вызывает у интерпретатора соответствующую систему ассоциаций, которая может содержать полуправду или ошибочные сведения, так как для метафоры важна «не истинность ассоциации, а их быстрая активизируемость в сознании» [ Блэк,1990:157].

Актуализируемые в сознании интерпретатора признаки вспомогательного субъекта характеризуют основной субъект лишь частично, устраняя одни детали и подчеркивая другие. Это введет за собою расширение значения слов или сдвиги в значении. Однако характер сдвигов значения и саму их обязательность невозможно предсказать, так как основания для интерпретации метафорического высказывания могут черпать как из общего знания, которым располагает интерпретатор, так и из нестандартных импликации, создаваемых автором. Вспомогательный субъект также “примеряет” на себя часть свойств, приписывающих основному объекту. В этом заключается взаимодействие основного и вспомогательного субъекта.

 Занимаясь проблемой генезиса и эволюции человеческого сознания, Дж. Джейнс предложил оригинальную гипотезу об исторической динамике функциональной асимметрии человеческого мозга, отраженной в письменных источниках различных исторических эпох. В 1976 году исследователь выпустил книгу "The Origin of Consciousness in the Breakdown of the Bicameral Mind", в которой отдельная глава была посвящена метафорам, что отражает ту роль, которую ученый отводил метафоре в формировании когнитивной системы человека. Дж. Джейнс связывал эволюцию сознания со способностью к метафоризации и считал, что, метафора - это способ расширения нашего понимания мира, экспансии человеческого сознания. По Дж. Джейнсу, понять - это значит найти хорошую метафору, подобрать хорошо знакомый и связанный с нашими сенсорными ощущениями образ для осмысления неизвестного и малопонятного.

Основатели теории концептуальной метафоры М. Тернер и Ж. Фоконье пришли к выводу, что метафоризация не исчерпывается проекцией из сферы-цели в сферу-мишень, как эксплицировано в теории концептуальной метафоры, а включает в себя сложные динамические интеграционные процессы, создающие новые смешанные ментальные пространства, которые способны в самом процессе концептуальной интеграции выстраивать структуру значения. Когнитивный подход к метафоре в рамках этой теории разрабатывался на основе синтеза теории ментальных пространств Ж. Фоконье (анализ теории см. [Скребцова 2000: 137-146]) и теории концептуальной метафоры.

Прежде всего, М. Тернер и Ж. Фоконье предложили альтернативную двухдоменной модели метафоры (two-domain model) модель нескольких пространств (many-space model). По мнению исследователей, однонаправленная метафорическая проекция из сферы-источника в сферу-цель представляет собой только частный случай более сложного, динамического и вариативного комплекса процессов, для экспликации которых необходимо ввести в исследование когнитивной метафоры два промежуточных пространства (middle spaces). Таким образом, в отличие от двух концептуальных доменов в теории Дж. Лакоффа и М. Джонсона, предлагается рассматривать четыре ментальных пространства: два исходных пространства (input spaces), общее пространство (generic space) и смешанное пространство (blended space) или бленд (blend). Исходные пространства соотносятся со сферой-источником и сферой-целью в теории концептуальной метафоры.

Ментальные пространства не тождественны концептуальным доменам. Ментальное пространство - это относительно небольшой "концептуальный пакет", который эксплицитно заимствует из концептуального домена только часть структуры и конструируется для понимания конкретной ситуации или действия [Turner, Fauconnier 1995: 184]. Применительно к метафорам исследователи нередко используют понятие "исходный домен" (input domain), что является научным термином-блендом, совмещающем идеи теории концептуальной метафоры и теории концептуальной интеграции.

Общее пространство содержит наиболее абстрактные элементы (роли, фреймы и схемы), присущие обоим исходным пространствам, т.е. выступает основанием метафоризации на самом абстрактном уровне. В бленде "смешиваются" детали исходных пространств, в результате чего образуется качественно новая концептуальная структура, которая больше не зависит от исходных пространств и имеет собственные потенции к дальнейшему развитию.

Таким образом, именно в книге Дж. Лакоффа и М. Джонсона "Metaphors We Live by" [1980] была разработана теория, которая привнесла системность в описание метафоры как когнитивного механизма и продемонстрировала большой эвристический потенциал применения теории в практическом исследовании. Авторы постулировали, что метафора не ограничивается лишь сферой языка, что сами процессы мышления человека в значительной степени метафоричны. Метафора как феномен сознания проявляется не только в языке, но и в мышлении, и в действии. "Наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы думаем и действуем, по сути своей метафорична" [Лакофф, Джонсон 2004: 25].

Важнейший результат российской демократической революции конца ХХ века - это замена власти коммунистической номенклатуры властью денег (рыночных отношений). Власть денег пока часто распространяется и на сферу политики. Метафора - это постоянное балансирование между сказанным и несказанным, между прямым и метафорическим смыслом, это сохранение ассоциативного потенциала концептов сферы-источника при использовании метафоры для характеристики объектов в сфере-мишени. Специфика современной российской экономической метафоры во многом связана с особой ролью сферы-источника: накопление "политического капитала" невозможно без получения финансовых ресурсов, в результате чего финансовая метафора оказывается лишь отчасти метафорой. Как показал Дж. Лакофф [Lakoff, 1991], финансовая метафора очень характерна для политического дискурса Соединенных Штатов, где отношения между людьми, организациями и государствами издавна метафорически концептуализируются как товарно-денежные. В последние годы подобная метафора все шире используется и при концептуализации российской действительности в отечественных политических текстах.

- Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика