Понедельник, 21.05.2018, 23:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Обеспечение финансовой стабильности как приоритетная цель кредитно-денежной политики 2015 г.

         Начиная с марта 2015 г. мы наблюдаем некоторую стабилизацию курса рубля по отношению к другим валютам. Мне кажется, к концу года, если не произойдет никаких экстраординарных событий, курс рубля к доллару останется на уровне 53-55 рублей за долларов. К экстраординарным событиям можно отнести, например, снятие санкций с Ирана, которое может привести к обвалу мировых котировок на нефть. 2 апреля 2015 года заговорили о возможном смягчении режима санкции в отношении Ирана, в случае положительного решения комиссии МАГАТЭ о прекращении Ираном ядерных программ. Навряд ли процедура снятия санкций и вхождение Ирана в рынок нефти случится до конца 2015 года, однако даже новость о снятии санкций привела к снижению мировых котировок нефти. Если нефтяной обвал будет сильным и быстрым, Россию ждет дальнейший скачок курса иностранной валюты и в Центральному Банку снова придется прибегать к политику увеличения ключевой ставки.

         Банку России с целью опосредованного кредитования промышленных предприятий необходимо будет к концу 2015 г. приступить к более активному рефинансированию банковского сектора. Появление источника в виде масштабного рефинансирования банков, позволит снять проблему отсутствия в среднесрочной перспективе других источников денежной массы и обеспечит удовлетворение спроса на деньги в той мере, сколько этого потребуют темпы экономического роста. Таким образом, в случае дальнейшего падения цен на нефть, России не нужно будет прибегать к политике сохранения рублевых расходов на уровне, запланированном в бюджете при росте курса доллара, что ведет к инфляции. То есть фактически, наша страна должна в полной мере ориентироваться сейчас на стратегию импортозамещения, потому как не только российская, а и вся мировая экономика испытывает не лучшие времени. Ситуация меняется каждый день и прогнозировать мировые цены на нефть к концу года пока не представляется возможным. Однако, если падение цен на нефть продолжится, то Россия должна быть уже к этому готова. Центробанк пока пессимистически смотрит на импортозамещение в современных условиях. Руководство Центрального Банка считает активизацию процессов импортозамещения можно ожидать лишь в производстве отдельных товаров, имеется в виду в основном сфера пищевых продуктов и нефтегазовая отрасль. Рост инвестиций будет сдерживать остановка ряда инвестиционных проектов, зависящих от зарубежных технологий.

         Основной задачей при спаде промышленного производства будет являться проектное финансирование. И Центральный Банк на рынке проектного финансирования может начать выделять деньги банкам под залог кредитов на инвестиционные программы. Уже сейчас для проектного финансирования определено пять основных проектов: два проекта из области мобильной связи и три проекта по птицеводству. Однако, на мой взгляд, этого недостаточно. Кроме того, уровень импортозамещения в птицеводстве и так равен порядка 90%. Политика федеральной власти при выборе проектов для проектного финансирования понятна - это снижение рисков, однако если мы будем идти только уже в изученные и хорошо зарекомендовавшие себя сферы бизнеса, мы так и не создадим реальной программы импортозамещения.

         Механизм проектного финансирования начал создаваться как раз весной 2014 года, когда появились только первые ростки кризиса, тогда задача была не спасать экономику, а стимулировать ее рост, в то время планировалось поддерживать не банки, а инвестиционные программы. Планировалось предоставление льготных условий, когда банки получают деньги под ключевую ставку Центрального банка минус 1%, а выдает деньги на инвестиционные программы не выше чем ключевая ставка плюс 1%. На 25% этот заем покрывается государственными гарантиями, то есть маржинальность коммерческого банка не должна составить больше чем 2%.

         Однако, когда под конец 2014 года у коммерческих банков начались серьезные проблемы с фондированием и программа проектного финансирования продвигается с большим трудом. Центральный Банк выделил на эту программу 50 млрд. руб., но с учётом темпов падения промышленного производства эта программа должна быть расширена минимум до 120 млрд.руб., а максимум до 300 млрд. руб.

         В феврале 2015 г. Центральный банк был готов удвоить лимит на рефинансирование под залог инвестпроектов до 100 млрд руб.

         До конца I квартала 2015 года должны быть рассмотрены еще 30 проектов на сумму свыше 80 млрд  руб, однако как быстро может быть принято решение об увеличении лимита Центральный банк так и не уточнил.

         Таким образом, важная часть программы проектного финансирования - это государственные гарантии, которые выдаются по упрощенной процедуре при одобрении проекта межведомственной комиссией и могут покрывать до 25% займа. Из-за этого инструмент ограничен не только лимитом Центрального банка, но и госгарантиями, заложенными в бюджете на эти цели. На 2015 г. пока предусмотрено, как сказано выше, 50 млрд. руб., т. е. потенциальный лимит уже составляет 130 млрд. руб. Антикризисный план предусматривает еще 30 млрд. руб. госгарантий под программу проектного финансирования на ближайшие три года - таким образом, потенциальный лимит увеличится до 240 млрд. руб.

         Однако, консервативная политика Центрального Банка по отбору проектов для проектного финансирования скорее всего не даст стимула экономическому росту. Центральный Банк исходит из стратегии, что специальные инструменты не могут быть массовыми, иначе пришлось бы снижать процентную ставку для всех остальных участников рынка. Мне кажется такая политика Центробанка неверна, отрасли, которые и так отлично развивались в России без проектного финансирования, то есть безрисковые отрасли не дадут того финансового результата на вложенный капитал, как это могут сделать отрасли экономики малоизученные, но востребованные и высокомаржинальные (например, IT-технологии).

- Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика