Суббота, 24.02.2018, 16:40
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

Ранние христиане в Восточном Иране

В состав Парфянской и Сасанидской держав входил особый этно-географический регион - Восточный Иран, включавший территории современных юго-восточной Туркмении (Мервский оазис), северо-западного Афганистана (область Герата) и северо-восточного Ирана (Хорасан). 
Здесь христианство имело отличную от западных и центральных районов Персидской державы, историю. Но судьбы христианства на востоке Персии тесно связаны с историей Церкви Востока. Самое раннее упоминание о христианстве в Кушанском царстве (т. е. в Бактрии) встречается в вардесанитской «Книге законов и стран» (начало III в. н. э.). 
Первым городом, куда проникло христианство, был центр древней культуры Мерв (совр. Мары в Туркмении, столица древней Маргианы). Появление здесь христианства отражено в «Хронике Сеерта» и связано с именем Бар-Шаббы, деятельность которого приходилась, вероятно, на 242 - 272 гг. Бируни называет его священником-миссионером мелькитом Барахией, говоря, что через 200 лет после смерти Христа он принес сюда новую веру. 
В источниках IV в., среди участников I Вселенского Никейского собора, созванного в 325 г., назван епископ Мерва Илия. Персидское подданство в середине IV в. больно ударило по христианам Мерва, как и по всем христианам Сасанидской державы, когда шахиншах Шапур II начал истребление христиан. Во время этих гонений пострадало и множество подвластных Персии христиан Востока, и среди них епископ Мерва мученик Иоанн (упоминается в сирийских источниках около 334 г.).
B IV в. начинается массовое движение христиан на восток. Причем среди них были и маркиониты, которые нашли убежище в Хорасане. О переселении персидских христиан в эти места в результате гонений Шапура II, продолжавшихся до 379 г., сообщает армянский историк V в. Егише. Подобные миграции происходили и при Ездигерде II (438 - 457), и при других сасанидских правителях. 
В 410 г. упомянут еще один епископ Мерва. Епископы (а затем митрополиты) города участвовали лично или через уполномоченных ими лиц в большинстве соборов Церкви Востока, причем пользовались значительным авторитетом. Неудивительно, что около 420 г. Мервская епархия становится мощной митрополией. В ее ближней и дальней зоне существовали храмы и монастыри, что является свидетельством увеличения в то время численности христиан в этой области. Находясь на границе Персии и Средней Азии, Мервская митрополия сыграла значительную роль в распространении христианства по Мервскому оазису и на восток, за пределы Хорасана. 
В течение III - VI вв. район Восточного Ирана находился в ситуации, похожей на римско-персидское пограничье: система буферных государств и территорий, переходящих от усиливающегося военно-политического лидера к другому при частой смене центров силы. К середине V в. Мервом временно овладела держава племени эфталитов. Среди них наряду с другими религиями было распространено и христианство (мелькитство антиохийской юрисдикции), которое играло значительную политическую роль.
Несториане же захватили Мервскую митрополию, когда Маргиана снова оказалась в руках Персии. И Бируни, описывая более позднюю ситуацию, писал, что в Персидской империи среди христиан «большинство жителей Сирии, Ирика <Ирака?> и Хорасана <примыкал с юга к Маргиане> - несториане». По Бируни, еще в конце V в. в Мерве был «мелькитский митран» митрополит антиохийского поставления. В VI в. его сменил несторианский иерарх. Купец и путешественник VI в. Козьма Индикоплов упоминает отшельников в Средней Азии. Тогда же несториане разгромили и православный монастырь в Мерве. 
В истории этой церкви был даже период, когда именно позиция мервского митрополита оказала решающее воздействие на ход событий. Это события, происходившие после смерти патриарха-католикоса Шилы, занимавшего престол в 505 - 521/522 гг., когда появилось два претендента на патриарший престол: Нарсес и Елисей. В Церкви и при шахском дворе у обоих кандидатов были значительные группы сторонников. Ситуация осложнялась тем, что сасанидское правительство также не имело единой позиции по этому вопросу. Елисей оказался избранным благодаря вмешательству митрополита Мерва Давида, прибывшего в столицу со многими епископами. 
В этой коллизии, по мнению источников, Елисей имел сторонников не только среди христиан. По словам «Хроники Сеерта», «ему выражали благорасположение маги». Видимо, в несторианской церкви существовали круги, заинтересованные в мирном сосуществовании с сасанидским государством и митрополит Мерва принадлежал к числу их руководителей.
В сирийской литературе из мервских иерархов в VI в. известен епископ Феодор (около 540 г.), отличавшийся ученостью и известный как автор многих богословских и церковно-исторических сочинений. На соборе в 553 г. из тридцати шести епископов Церкви Востока крупная Мервская митрополия имела седьмой ранг. Источники упоминают среди мервских святых мар Георгиоса Марвазайя, жившего в VI в. и основавшего христианский монастырь в округе Мерва. Он жил в деревне Зарк (Зирак) в северной округе Мерва в шатре, который сделал сам. Вокруг него собралась община, и он построил монастырь со школой и церковь, где был сам погребен. 
В 651 г. Мерв завоевали арабы. Но и после арабского завоевания город остался резиденцией христианских митрополитов. Причем Бируни сообщал, что после прихода в Среднюю Азию арабов община несториан в Хорасане и Мерве мирно сосуществовала с мелькитами, а «митрополит мелькитов Хорасана имеет пребывание в Мерве». 
Одним из известных несторианских проповедников Востока того времени был выходец из Ахваза митрополит Мерва Илия (ок. 660 г.), автор богословских и церковно-исторических сочинений, активно обращавший в христианство тюркские племена, включая их правителей. Его труды пользовались большим авторитетом в христианской среде Востока и Запада. И в историю этот епископ вошел как «апостол тюрок». 
О епископе Илии сохранились следующие сведения. В 651 г., преследуемый арабами, последний сасанидский царь Ездигерд III бежал из Мерва в Зарк. Здесь царя в том же году убили, а его труп бросили в реку. В своей «Истории пророков и царей» известный арабоязычный автор IX - первой четверти X вв. Мухаммед ат-Табари описал историю погребения по христианскому образцу этого последнего правителя Персии. Когда митрополит Илия узнал об убийстве Ездигерда и о том, что все боялись его хоронить, он собрал бывших у него христиан и сказал им: 
««Вот убит царь персов, сын Шахрияра, сын Кисры. А Шахрияр - дитя благоверной Ширин, справедливость которой и благодеяния по отношению к людям ее веры без лицеприятия нам известны. У этого царя христианское происхождение, не говоря о том почете, который приобрели христиане в царствование его деда Кисры, и благоденствии, которым они пользовались прежде в царствование царей из его предшественников, когда для них было построено несколько церквей, и их вера укреплялась… И вот я решил построить для него наус и перенести его тело с почестями, чтобы предать погребению в нем…» Митрополит отдал распоряжение и построил среди митрополичьего сада наус. Он отправился сам и с ним мервские христиане, и извлекли тело Иездигерда из реки, завернул его в саван и положил в гроб, а бывшие с ним христиане понесли его на своих плечах и принесли в наус, погребли в нем тело и замуровали вход в него». 
Таким образом, Илия обосновывает свои действия по погребению шахиншаха в христианском мавзолее напоминанием того, что Ширин - бабка Ездегерда по отцу была яковиткой, а его дед Кисра (Хосров II) и некоторые другие предшественники тоже покровительствовали христианам. 
К VIII в. относится упоминание о несторианском митрополите Мерва Иосифе. Мерв после арабского завоевания в VIII - IX вв. был столицей Хорасана, а после IX в. во время правления аль Мамуна, сына халифа Харун аль Рашида, даже столицей всего халифата. 
Среди деятелей сирийской литературы не известно выходцев из Средней Азии, кроме мервских несторианских иерархов: епископы Феодор и Илия в VII в., митрополит Иосиф в конце VIII в. Из Мерва происходили  также писатели IX в. Иса, автор сирийского словаря, и Ишодад, автор толкования на Новый завет. 
До монгольского завоевания Мерв продолжал оставаться важнейшим политическим, культурным, научным и христианским центром Хорасана, Средней Азии и всего мусульманского Востока. Ярким примером того, что в Мерве и его округе еще в средние века в мусульманской среде продолжали проживать христиане, служит упоминание, что во времена Бируни (ум. в 1048 г.) в Мерве еще был православный митрополит. 
В средние века при Арабском халифате Сирийская православная Церковь насчитывала 20 митрополичьих кафедр и 103 епархии и распространялась до Восточного Афганистана. Известно также об общинах сирийских православных христиан, не окормляемых епископом, проживавших в этот период в Туркестане. 
Известия несториан об истории церкви противоречивы и неопределеннны. Известно, что после присоединения территории Афганистана к Персии, в начале V в. здесь появился первый епископ Церкви Востока с кафедрой в Герате (Херате). Но основание этой митрополии приписывали патриарху Ахею (411 - 415/16), Шиле (504) или Салибзахе (701/02 - 729/30). Есть мнение, что Ахей поставил епископа (не митрополита) в Герате, а Салибзаха возвел епископов в ранг митрополитов. Но из списка восточносирийских епископов видно, что в Герате уже в 430 г. был епископ, а в 588 г. - митрополит. 
Несторианская литургия совершалась здесь только на сирийском языке. Но в VI в. в Герате появилась кафедра и монофиситского епископа.  
Среди же расположенных еще восточнее бактрийцев христианство было широко распространено уже к V в. Присутствие монофиситов на этих землях усилилось в VII в., после их переселения сюда из Эдессы. Последние же свидетельства о несторианах на территории Афганистана относятся к XIV в. 
История христианства на Востоке в пределах Парфянского, а затем Сасанидкого государств распадается на два периода. Первый охватывает время от начала миссии и до царствования Шапура I. Это как бы период «естественной миссии». Распространение христианства на Востоке не отличалось от того, что было на Западе - в Римской империи. Со времен апостолов странствующие христианские миссионеры распространяли вероучение, создавали общины, которые разрастались и давали рождение новым. 
При Шапуре же I-м победоносные походы персов в Сирию и Малую Азию в середине III в. привели к массовым депортациям населения в Сасанидское государство. Значительная часть переселенных уже приняла христианство. Среди них были и клирики (например, епископ Антиохии). В результате не только резко увеличилось число христиан в ряде районов государства, но и в отдельных городах появились две христианские общины со своим епископом. Местная община, как правило, пользовалась сирийским языком, а община депортированных - греческим. Позднее Церкви Востока пришлось приложить особые усилия, чтобы интегрировать такие общины. 
При этом, в целом, в отношениях с христианством Парфянское и Персидское государства руководствовались, прежде всего, идеей политической пользы. 
С конца II в. очагом интенсивной литературной и духовной деятельности христиан стала Эдесса в Верхней Месопотамии, где  формировался язык сирийской литературы, и находилась отправная точка распространения христианства в Передней Азии и собственно Персии. Литературная значимость уже ранних сирийских христианских писателей (в том числе Татиана и Вардесана) доказывает, что Евангелие с успехом проповедовалось мудрецам и философам на обширных пространствах вплоть до берегов Тигра. 
На III Вселенском соборе несторианство признали ересью, поставив его вне закона в Римской империи. Поэтому сторонники несторианства активизировались на Востоке, где уже давно имелась мощная христианская община. И с V в. Сасанидская Персия стала убежищем для всех культурных элементов, подвергавшихся гонению в Византии, и в том числе для еретиков-христиан. В течение V в. христианская церковь Ирана стала независимой от Западной церкви. Произошла реорганизация церковной иерархии под руководством патриарха-католикоса Селевкии-Ктесифона. Отделение было углублено вследствие принятия несторианства как официального учения. 
Существуя во враждебном окружении, Церковь Востока сначала сохраняла духовное единство с остальным христианским миром, развиваясь при этом своеобразно. Несторианские миссионеры дошли даже до Китая и Монголии. Но, не удержав единства, Церковь Востока пошла по пути постепенной утраты и своего значения, без надежды на помощь единоверцев. 
Таким образом, появление ислама не привело к исчезновению несторианства в Иране. Крупные христианские общины сохранились до середины XV в. Их духовная элита оставила множество важных литературных произведений, в том числе переводов с сирийского на арабский и другие языки. Благодаря этому до нас дошли многие литературные произведения древности и средних веков.  

- Курсовые работы на заказ

Поиск

Яндекс.Метрика