Воскресенье, 19.11.2017, 15:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа

История развития уголовно-процессуального права Германии после 1945 г.

Нацистское законодательство в области уголовного процесса и судоустройства было отменено в результате разгрома и капитуляции фашистской Германии.

Потсдамские соглашения, касаясь правосудия, провозгласили, что оно будет реорганизовано в соответствии с принципами демократии на основе законности и равенства всех граждан без различия расы, национальности и религии. Закон № 4 Контрольного совета от 30 сентября 1945 г. установил, что в качестве основы для дальнейшего демократического развития правосудия будут действовать германские УПК и закон о судоустройстве 1877 г. в редакции 1924 г. в каждой из оккупационных зон.

Вскоре после образования Федеративной Республики Германии бундестаг принял 12 сентября 1950 г. закон «0 восстановлении единства права в области судоустройства, гражданского и уголовного судопроизводства и налогового права». Этим законом в УПК, действовавшим в редакции до 1933 г., были внесены отдельные изменения и дополнения. Был введен дополнительный § 136а, который запретил применение незаконных методов допроса обвиняемого. На территории ФРГ был введен в действие германский УПК 1877 г. в редакции 1950 г.

Важные положения для гарантий демократического развития правосудия предусмотрела Конституция ФРГ, принятая 23 мая 1949 г. Ст. 18 - 101 Конституции провозгласила: «Чрезвычайные суды не допускаются. Никто не может быть изъят из ведения своего законного судьи. Суды особой компетенции могут быть учреждены только законом». В ней были также предусмотрены правовые гарантии законности задержания и ареста граждан и судебный контроль (ст. 104).

В последующие годы уголовно-процессуальное законодательство ФРГ развивалось под воздействием либерально-демократических сил, выступивших в конце 50-х гг. за широкую демократизацию уголовного процесса, расширение прав обвиняемого на защиту, против незаконной практики многочисленных арестов.

19 декабря 1964 г. был принят закон «Об изменении уголовного судопроизводства и судоустройства», получивший известность «малой реформы уголовного процесса». Этот закон закрепил требование обязательного обоснования заключения обвиняемого под стражу в связи с опасностью его побега или воспрепятствования расследованию дела и в принципе ограничил срок содержания обвиняемого под стражей шестью месяцами; ввел обязательный допрос обвиняемого на дознании; предоставил право обвиняемому после окончания предварительного расследования с участием защитника знакомиться с материалами дела, ходатайствовать об истребовании дополнительных доказательств и выразить свое отношение к результатам проведенного расследования на так называемом заключительном его заслушивании прокурором; расширил права защитника на переписку и свидания с обвиняемым, находящимся под стражей.

Вместе с тем, как отмечали западногерманские процессуалисты, эта реформа лишь устранила наиболее архаичные положения старого УПК кайзеровской Германии.

В начале 70-х гг. министерство юстиции ФРГ объявило о необходимости проведения общей реформы уголовного процесса в целях рационализации и укрепления уголовного правосудия, повышения эффективности уголовно-процессуального права, усиления правовой защиты граждан и обеспечения их прав. Однако дальнейшее развитие уголовно-процессуального законодательства пошло по пути частичных изменений закона, значительно отличающихся по своему характеру от провозглашенных задач общей реформы уголовного процесса.

Начиная с середины 70-х гг. в ФРГ была принята целая серия законов, имевших своей целью ускорение уголовного судопроизводства и усиление борьбы с терроризмом. Но как показывает анализ этих законов, достижение поставленных целей связывается с ограничением прав обвиняемого, ухудшением его процессуального положения. В этой связи в западногерманской процессуальной литературе (Г. Бемманн, Г. Грюнвальд) изменения УПК такого характера квалифицировались как отход законодателя от либерально-демократического курса, ущемление интересов личности, усиление начал государственной власти в уголовном судопроизводстве.

В целях ускорения уголовного судопроизводства закон «О реформе уголовно-процессуального права» от 9 декабря 1974 г. ликвидировал институт предварительного следствия, который традиционно рассматривался в теории германского уголовного процесса как судейское предварительное следствие, дающее больше прав обвиняемому на защиту по сравнению с дознанием и обеспечивающее беспристрастное, объективное расследование дела, поскольку оно проводится независимым следственным судьей и изначально замышлялось как некая гарантия против открыто признаваемой необъективности прокурорского дознания. Этот же закон полностью отменил нормы УПК, регулировавшие окончание предварительного расследования и предоставлявшие право обвиняемому знакомиться с участием защитника с материалами дела, заявлять ходатайства об истребовании дополнительных доказательств, заявлять возражения против направления в суд обвинительного акта, просить прокурора о заключительном заслушивании по результатам проведенного расследования, т.е. важнейшие права обвиняемого на защиту, которые были предусмотрены «Малой реформой уголовного процесса» 1964 г.

Закон «О дополнении первого закона о реформе уголовно-процессуального права» от 20 декабря 1974 г., принятый под предлогом борьбы со злоупотреблениями адвокатов в связи с известным процессом по делу ультралевой террористической организации Баадер-Маинхоф, предусмотрел неизвестный ранее германскому уголовному процессу институт исключения защитника из процесса. В частности, если он серьезно подозревается в конспиративных связях с подзащитным или злоупотребляет своим правом посещения места заключения в целях совершения преступления. А по делам о государственных преступлениях для исключения защитника из процесса достаточно того, что его участие в процессе могло бы создать угрозу безопасности ФРГ.

Этот же закон запретил защиту одним адвокатом нескольких подсудимых, ликвидировал важное право защитника выступать с объяснениями в ходе судебного разбирательства по поводу исследования доказательств, в частности после допроса подсудимого, и поставил использование этого права в зависимость от разрешения председательствующего.

Закон об изменении уголовного кодекса, уголовно-процессуального кодекса, закона о судоустройстве, положения о федеральной адвокатуре и закона об исполнении наказаний» от 18 августа 1976 г., касаясь права обвиняемого на свободную переписку и общение с защитником, установил, что все деловые письма защитника, адресованные находящемуся под стражей обвиняемому по делам о террористических организациях, должны направляться для просмотра соответствующему судье.

Ряд ограничений конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, свободы личности ввел закон «Об изменении уголовно-процессуального кодекса» от 14 апреля 1978 г.

Названный закон в целях задержания лиц, подозреваемых в принадлежности к террористической организации, расширил основания обыска жилых помещений; предоставил право судье, а в неотложных случаях прокурору и полиции создавать на улицах, площадях и в других общественных местах специальные контрольные пункты, где граждане обязаны удостоверить свою личность и представить вещи» для обыска; закрепил право прокуратуры и полиции задерживать в целях установления личности не только лиц, подозреваемых в совершении преступления, но и любое непричастное к преступлению лицо, поскольку это обеспечивает расследование преступления; предписал, что по делам о террористических организациях при личных переговорах защитника и обвиняемого тюремное помещение, где происходит свидание, должно быть оборудовано специальным сооружением, так называемым разделительным стеклом, которое исключало бы передачу письменных материалов и предметов.

Закон «О всеобщем полицейском розыске» от 19 апреля 1986 г. наделил полицию правом в целях задержания подозреваемых и раскрытия преступлений вводить в компьютеры полицейских оперативно-справочных систем обширную оперативную информацию, собранную на граждан, а также автоматически «прочитывать» с помощью компьютеров специально изготовленные паспорта и удостоверения личности с закодированными в них сведениями об их владельцах.

В конце 80-х гг. в ФРГ были приняты и некоторые другие законы. Например, закон «Об изменении уголовно-процессуального кодекса» от 27 января 1987 г. предусмотрел целый ряд небольших дополнений УПК в целях ускорения производства по уголовному делу и усиления эффективности уголовного судопроизводства, в частности, возможность пересмотра судейского приказа о наказании, вступившего в законную силу.

Дальнейшее развитие германского уголовно-процессуального законодательства связано с его действием на всей территории Германии.

Статья 101 абз. 1 предл. 2 Основного Закона, § 16 предл. 2 Закона о судоустройстве определяют принцип «законного судьи»: Никто не может быть лишен своего «законного судьи».

«Законный судья» - это судья, в общем и заранее определенный законом и планом распределения дел в суде.

Статья 101 абз. 1 предл. 2 Основного Закона предоставляет право требования, близкое по своей природе к основным правам, закрепленным в Основном законе (Решения Федерального Конституционного суда (далее ФКС) 40, с. 356, 360 и след.), которое заключается в том, что государство посредством уголовно-процессуального права и организации судоустройства заранее определяет для каждого возможного судебного дела, какой суд будет его рассматривать.

Статья 92 Основного закона конкретизирует принцип разделения властей: норма устанавливает, что задача отправления правосудия принадлежит исключительно судьям. Одновременно эта норма содержит специальное разделение компетенции в сфере судебной власти: организация судов относится к компетенции земель, а федерация обладает только той компетенцией, которая специально за ней закреплена.

Предметом правосудия по уголовным делам является в первую очередь применение уголовного права согласно Уголовному кодексу и дополнительным уголовным законам, не включенным в Уголовный кодекс.

Административные правонарушения рассматриваются административными органами в упрощенном порядке, § 35 Закона об административных правонарушениях. Данные дела подведомственны судьям по уголовным делам только в том случае, если нарушается вынесенное административным органом решение о взимании денежного штрафа, §§ 67 и след. Закона об административных правонарушениях.

Налоговые преступления в первую очередь расследуются финансовыми органами, § 386 абз. 1 предл. 2 Положения о порядке взимания налогов, сборов и пошлин; однако прокуратура в любой момент может принять дело к своему производству. С момента предъявления обвинения данное дело подведомственно суду по уголовным делам, § 391 данного Положения.

Разделение судебной власти между Федерацией и землями, которое соответствует федеративному устройству Германии, урегулировано в статье 92 Основного закона.

- Вам это пригодится:
- История развития уголовно-процессуального права Германии до 1945 г.
- Предварительное расследование в германском уголовном процессе
- Предварительное судебное производство в германском уголовном процессе

История развития уголовно-процессуального права Германии после 1945 г.
Поиск

Яндекс.Метрика